13:37 

Чары. Пролог + Глава 1.

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
Чары
Автор: СинийКаспий
Пэйринг: Sebastian/Ciel
Рейтинг: R
Жанры: Романтика, Драма, Мистика, Психология, Hurt/comfort, AU, Повседневность, Мифические существа, UST.
Предупреждения: OOC, Насилие. /нецензурная лексика под вопросом/
Описание:
Тончайшей Пеленою укрыт Иной мир, окружен тайной, огражден чарами от глаз простых смертных. Попасть в него трудно, выбраться живым – практически невозможно.
А если вдруг не повезло тебе родиться Видящим, то прячься, беги без оглядки, ибо дар твой нежданный – проклятие.
Публикация на других ресурсах: Запрещено.
Примечания автора: Почти пост 1-й сезон (расхождение чуть раньше), особой жестокости не ожидается. Модерн-АУ.
Демон по своей сущности далек от канона Яны, равно как и от церковного демонического канона. Потому не поленюсь повторить: ООС! Всех и вся, не удивляйтесь. Правда, с обоснуем.
Сказка, как и всегда.

Пролог. На мосту.

Сидение на ледяных листах металла могло сказаться на детском организме не лучшим образом. И прошедшая навылет пуля только усугубляла общее состояние. Впрочем, учитывая срок жизни, отмеренный Сиэлю Фантомхайву, здоровье — последнее, о чем стоило беспокоиться.

Куда больше его волновало плотное черное облако, укрывающее фигуры Себастьяна и ангела. Внутренности сводило от бессознательного и, казалось бы, беспричинного страха за демона, но сопротивляться ему Сиэль не мог: не хотел. Так же, как и не видел смысла скрывать от самого себя наличие смутно осознаваемых обстоятельств, заставивших его вернуться в Лондон и отдать приказ об убийстве Плуто. Ведь в глубине души он знал: это приведет к возобновлению контракта несмотря на то, что свою ненависть он обменял вместе с фамильным кольцом на билет до пылающего города.

Правда тот факт, что Сиэль признал существование нескольких, весьма далеких от первоначальных, причин, не означал, что о них следует распространяться. Более того, даже на призрачную возможность подобного он собственноручно наложил жесткое табу — так было легче для всех.

Потому за сражающимися наблюдал, сохраняя на лице по возможности отстраненное выражение — лишь раз не сдержался, с ужасом провожая взглядом отделенную от демона конечность. Слепая вера в его непобедимость в этот миг здорово пошатнулась.

Ему вообще казалось, что все происходит до странности быстро. Привыкнув за несколько проведенных рядом лет к скорости Себастьяна, сейчас он практически не различал движений противников, и подступающий шок от потери крови не был достаточным оправданием собственной слабости.

Но как бы ни храбрился граф, он понимал, что долго в таком состоянии не протянет. И истерику ангела поначалу принял с облегчением: раз противник вышел из себя, демон не замедлит нанести последний удар. Поэтому нечеловечески быстрый прыжок Себастьяна, а затем бесцеремонное, но довольно бережное опрокидывание его самого навзничь стало не самым приятным сюрпризом.

С усилием разжав сведенные судорогой пальцы на сюртуке демона, Сиэль почувствовал на них что-то мокро-теплое и, взглянув, не сдержал ошеломленного выдоха:

— С-Себастьян!

Глаза демона были удивительно спокойными для того, чью спину только что изрешетили ангельскими перьями.

— Господин… У меня будет к вам небольшая просьба, — он, безо всяких усилий удерживая тело на весу одной рукой, склонился так низко, что несколько длинных прядей скользнули по щеке Сиэля.

Следующий миг стал роковым: невольно повернув голову в сторону, возникшую над ними тень он заметил слишком поздно.

Ослепительное лезвие вошло точно между ребер слева, не оставляя простора воображению об исходе такого ранения. Сиэль почувствовал, как рот наполнился кровью, и заметался испуганный, а в сознании вспыхнула только одна мысль: «Чтобы попасть в меня, нужно было пронзить Себастьяна».

Ангел вытащил меч практически сразу, удовлетворенно прошипев: «Я сделал то, что должен был. Ты еще поблагодаришь меня, темный». Затем предусмотрительно отпрыгнул на безопасное расстояние и стал следить за игнорирующей его парой — следить пристально, поджидая последний вздох умирающего.

Демон в первую секунду, ощутив прошивающий насквозь меч, об ангеле и ответном выпаде даже не думал: лишь расширившимися от ужаса глазами беспомощно смотрел на стремительно бледнеющее лицо Сиэля.

— Милорд!.. — такого неприкрытого страха в голосе Себастьяна он не слышал ни разу.

В голове промелькнула мысль о том, что скоропалительная смерть того стоила.

— Держитесь, милорд, я не позволю вам… — счет шел на мгновения, и Сиэль прекрасно понимал, что с такой раной даже могущественный демон не успеет ничего сделать, потому, с усилием приподняв руку, накрыл губы Себастьяна кончиками пальцев.

— Прости, — воздуха отчаянно не хватало, а хотелось сказать… хоть что-нибудь. — Глупо получилось… Ты в порядке?

Он попытался улыбнуться непослушными губами, представляя, как выглядят на них со стороны кровавые разводы, и впервые позволил себе взглянуть на демона с теплотой.

— Да, милорд.

Неподдельная тоска в карминовых глазах обжигала.

— Хорошо… Знаешь, мне всегда хотелось... — руки и ноги онемели, а смотреть прямо становилось все сложнее, но он не мог сдаться холоду так скоро. — Назови мне свое имя, Себастьян.

Вертикальные зрачки понимающе расширились; демон наклонился почти вплотную и, ловя ускользающую искру сознания во взгляде, на грани слышимости прошептал несколько слов.

Сиэль умиротворенно улыбнулся и закрыл глаза — так было нестрашно.

И перед тем как провалиться в пуховую темноту, успел одними губами произнести то, что заставило Себастьяна яростно зарычать, осознав его смерть.

Он уже не видел, как ангел, перестав изображать чокнутого фанатика, деловито щелкнул пальцами, посылая сигналы о начале ритуала.

Не видел, как вновь проявились в воздухе темные очертания древней пентаграммы, как в ее углах возникли неясные фигуры в белых и черных одеждах, затянувшие пронзительную песнь на нечеловеческом языке.

Не видел, как демона распластало по настилу моста, не слышал его гневного и бессильного шипения, когда вновь прибывшие простерли над ним руки, запечатывая память о контракте под немыслимым количеством чар.

…Несколько дней спустя демон вернулся в свой мир, не помня, что когда-то маленький мальчик дал ему имя «Себастьян». Совет Ши посчитал угрозу в лице смертного нивелированной и вздохнул с облегчением, переложив на Жнецов ответственность за устранение последствий пожара.

Но никто из них не подозревал, что один весьма эксцентричный Жнец забрал с Проклятого моста крошечный комочек света, надежно укрыв его в складках безразмерной робы. Он вернулся к себе, напевая веселый мотив и размышляя о том, какие необычные свойства проявятся у этой души от соприкосновения перед смертью с кровью темного.

Путать карты заигравшимся в богов Дворам было одно удовольствие.

И Гробовщик не собирался себе в нем отказывать.

Глава 1. Ветер перемен.

Напоминалка в телефоне прозвенела ровно в шесть пополудни.

Молодой сотрудник от неожиданности дернулся, едва не свалившись с лестницы. Гёте в его руках повезло меньше: шелестя страницами, «Страдания юного Вертера» гулко упали на пол, заставив редких в этот час посетителей Британской библиотеки недоуменно заозираться по сторонам.

Наскоро пробормотав извинения нахмурившемуся старшему библиотекарю, юноша спустился и, проверив целостность книги, вернул ее на полку.

Сегодня домой следовало попасть раньше: накануне ночи одиннадцатого ноября разгуливать по улицам вечером было для него чревато.

Попрощавшись с остальными сотрудниками, он торопливо переоделся и, выйдя на улицу, на пару секунд замер, вдыхая стылый осенний воздух. Зима в этом году уже не просто стояла на пороге, а буквально прыгала перед самым носом с транспарантом, наплевав на страницы календаря и Глобальное потепление. Потерев начинающие зябнуть руки, он по уши закутался в пушистый шарф и быстрым шагом направился к станции: совершать привычную получасовую прогулку к дому сегодня тоже не стоило.

Купив в Юстоне бутылку минеральной воды и пару булочек, зашел в электричку и только здесь позволил себе немного расслабиться: в металлической трубе, несущейся со скоростью сто миль в час, было почти безопасно.

Дорога занимала всего пятнадцать минут, но юноша все же ослабил шарф и достал булочку. В это же время по годами выработанной привычке, перешедшей на уровень рефлекса, незаметно осматривался по сторонам.

Несмотря на то, что салон в час-пик был ожидаемо заполнен, острый взгляд темно-синих глаз по рядовым пассажирам скользил равнодушно. Лишь раз ему почудился ярко-рыжий хвост, мелькнувший в разрезе длинного пальто — привычно контролируя себя, он не заострил на нем внимание, но на всякий случай запомнил владельца. К счастью, тот вышел на следующей остановке, заставив юношу незаметно перевести дух.

На Оксфорд Серкус защита человеческой технологии заканчивалась: дальше только пешком. Мимо Гановер-сквера он почти бежал, стараясь не обращать внимания на вспыхивающие за оградой у самой земли разноцветные блики и тихий заливистый смех — кто-то явно решил не дожидаться позднего вечера.

И только выйдя на переливающуюся от света фонарей и вывесок Брук-стрит, замедлил шаг, не в силах отказать себе в удовольствии неспешного променада по любимой и знакомой до последнего кирпичика улице.

Он почти успел восстановить душевное равновесие и даже начал обдумывать меню предстоящего ужина в теплой компании кота и телевизора, как вдруг на противоположной стороне улицы прямо в воздухе расплылось чернильное облако, из которого долю секунды спустя выпала закутанная в черное фигура.

Моментально затормозив и развернувшись к удачно расположенной витрине «Рассел и Бромли», он изобразил крайнюю заинтересованность ее содержимым и стал наблюдать за ситуацией через отражение. А ситуация-таки развивалась: некто в черном спустя несколько неудачных попыток все же умудрился подняться на ноги и привалиться к ближайшей стене — на бежевой штукатурке отчетливо расплылись алые пятна крови, вынудив юношу затаить дыхание и практически впечататься носом в витрину.

Внешность незнакомца разглядеть толком не удавалось: даже волосы сливались по цвету с одеждой, но на первый взгляд никаких явных уродств видно не было. Это означало, что раненый занимал высокое положение. И оттого был большой редкостью в этих краях.

Однако соваться к нему юноша не собирался, несмотря на все свое добродушие и неписаное правило помогать людям при возможности.

Проблема была в том, что данный конкретный индивид человеком точно не являлся.

Пока юноша развлекал себя дедукцией, нелюдь медленно продвигался вдоль стены элитного салона «Джо Малоуна», постепенно скрываясь в переулке Ланкашир-корта. Учитывая наблюдаемое состояние и возможное ранение, логично было предположить, что жить ему оставалось недолго.

В принципе, молодому человеку, на которого уже стали косо поглядывать прохожие и кому аккуратно стучал изнутри витрины продавец «Рассела», на это было плевать. Он прекрасно знал, что раненого больше никто не видел, его самого в эгоизме и жесткосердии, учитывая сущность черноволосого, точно не обвинят, а свою совесть в такие моменты он успокаивать прекрасно научился. Вот только...

Минуту спустя, кляня себя на чем свет, он перебежал через дорогу.

Переулок был узок и освещался не так хорошо, как основная улица, но разглядеть темное пятно на мостовой проблемы не составило.

По-хорошему, к нему и подходить не стоило, не проверив в пределах видимости наличия сородичей. Поэтому сделав вид а-ля «мимо шел», юноша сосредоточился и прищурился, мысленно осматривая улицу вокруг: только совсем далеко, почти у границы взгляда копошилось что-то мелкое и темное, но оно было определенно слишком слабо даже для гипотетической слежки.

Осторожно приблизившись, он наклонился, раздражённо закинул на спину болтающиеся концы шарфа и смог, наконец, разглядеть незнакомца: перед ним с закрытыми глазами и сведенным судорогой боли лицом лежал типичнейший представитель своего племени. Нечасто доводилось видеть вживую Высших Ши, но об их неземной красоте даже старые книги рассказывали достаточно. Стоило признать: в такой позе, с мученическим выражением изящно выточенного лица, обрамленного иссиня-черными прядями, Ши напоминал падшего ангела, причем картинка выходила настолько каноничной, что даже разрушать ее не хотелось.

Хмыкнув, юноша опустился на колени, мысленно поблагодарив ответственных дворников, и беспардонно стал ощупывать темные одежды своего нежданного визави. Впрочем, при таком деле об осторожности тоже забывать не стоило: в многослойных тканях отлично пряталось специфическое оружие, а наткнуться на него случайно пальцами ни одному смертному не улыбалось.

По окончанию ревизии на теле нелюдя обнаружилась глубокая рана в правом плече, из которой до сих пор неспешными толчками хлестала кровь, а также несколько довольно болезненных на вид, но едва ли смертельных царапин. Стремясь подобраться к основному ранению поближе, он уже хотел было разорвать рубашку, как руку внезапно сжали в стальных тисках ледяные пальцы, а Ши открыл глаза — и таких кроваво-огненных озер юноша еще никогда не видел.

Хватка на запястье усилилась, и он поспешил успокоить нечаянного пациента:

— Не сжимай так, лапушка. Это больно, знаешь ли. Я вообще-то помочь собирался.

Вертикальные зрачки сузились до тонкой ниточки — злить Высшего оказалось не самой удачной идеей, но, видимо, ему было действительно плохо: рука разжалась.

— Кто… ты? — с трудом прохрипел он.

С секунду юноша раздумывал, как ответить: называть полное имя фэйри обычно не рекомендовалось, однако с учетом вероятных планов на нелюдя, стоило сказать полуправду.

— Сиэль. Чем тебя ранили?

— Пуля… неглубоко вошла. Вытащить сможешь? — рассчитывать на имя в ответ было глупо, но Сиэль все равно обиделся: он тут корячится, жизнь спасает, а ему и представиться не потрудились.

Впрочем, вскоре об этой мелочи пришлось забыть: пулевое ранение всегда подразумевало ранение демоническим железом, а этот веселый состав мог с легкой руки стрелка развоплотить даже могущественного Ши.

Сиэль вгляделся в ближайшую стену, нащупал и отцепил от нее тонкую призрачную паутинку, затем осторожно набросил ее на себя — это должно было скрыть его на некоторое время от любопытных взглядов прохожих. Такой финт с Пеленой он научился проделывать не так давно, но у него обнаружился один недостаток: Иная сторона рано или поздно могла заметить его присутствие. А это было крайне невыгодно: жить еще хотелось. Посему со спасением стоило поторопиться.

Рубашка на невоспитанном нелюде порвалась легко, видимо, кровь что-то меняла в структуре ткани, и взору Сиэля открылось небольшое отверстие чуть выше правой ключицы.

На самом деле, вылечить фэйри было несложно: этот народ и без того регенерацией не обижен, нужно всего лишь вытащить пулю, к которой сам Ши прикоснуться не мог, и «объединить тело со стихией». И о стерильности тоже можно было не заботиться: весьма удобно для Сиэля.

Он вылил на пальцы немного минералки и, мысленно перекрестившись, осторожно проник под кожу, пытаясь нащупать пулю.

Высший зашипел от боли, но не отшатнулся: понимал, что до профессионального врача вряд ли дотянет. Сиэль вспотел от напряжения, в который раз поблагодарив свои стальные нервы — предмет личной гордости и единственную причину, по которой он все еще жил относительно спокойной жизнью.

Наконец кончик пальца наткнулся на что-то, более твердое, чем окружающие ткани, и Сиэль, наплевав на возможную реакцию, впился в рану с удвоенной силой, буквально ногтями подцепляя и вытаскивая пулю.

Ши сжал зубы и побледнел до состояния первоклассных медицинских бинтов, но промолчал. На поверку пуля оказалась не крупнее ногтя на мизинце Сиэля — он подкинул ее на ладони, изумляясь, как такая крохотная вещь могла привести к столь плачевным последствиям.

Отдавать ее было глупо, поэтому пуля нашла приют в кармане его пальто. Не обращая внимания на вымазанные в крови ладони, он щедро вылил остатки воды прямо на рану со словами:

— Извини, огонь искать несподручно, не курю.

Понаблюдав, как шустро испаряется минералка, оставляя после себя слегка розоватую новую кожу, Сиэль всучил пустую бутылку Ши и с наслаждением распрямился, небрежным жестом снимая паутинку.

— Думаю, дальше и сам справишься, — утвердительно заметил он, окинув лежащего беглым взглядом.

— Ты спас меня, смертный, — через силу выдохнул тот, пренебрежительно кривя губы.

«Очевидно, он один из тех, кто людей за разумных не признает, — подумал Сиэль. — Замечательно, черт. Может, я зря пальто испачкал?»

— Да, ну и что? — от возможной выгоды он отказываться не собирался, потому признание было обязательным.

— Какую награду хочешь? — Ши с трудом принял сидячее положение и, прищурившись, просканировал Сиэля презрительным взглядом, от которого у обычного человека задрожали бы коленки.

Сиэль фыркнул, приняв вид оскорбленной добродетели.

— С такими снобами, как ты, дел не имею. Оставь себе.

И, равнодушно обойдя ноги спасенного, вышел из переулка.

Зная, что теперь точно заполучил в должники Высшего Ши, ведь вторая ритуальная фраза также была произнесена.

Поэтому когда в половину десятого в его двери три раза коротко постучали, Сиэль удовлетворенно улыбнулся.

И пошел встречать гостя.

***

С земель Неблагого Двора ему удалось выбраться лишь чудом: ищеек спустили практически сразу, не дав традиционной форы в один час. Слишком страшное преступление он совершил.

Пользоваться Главными тропами не имело смысла: их перекрыли в первую очередь, а в клубок Сумрачных соваться без знающего Проводника значило умереть чуть быстрее, чем в случае обнаружения Стражами.

Оставался только один вариант.

Прекрасно осознавая, что каждый час пребывания на этой стороне, уменьшает шансы на выживание, он пытался отыскать короткий путь в мир смертных.

Скитание по Лесу в течение нескольких дней позволило обнаружить достаточно тонкий участок Пелены, который получилось бы преодолеть с тем количеством пыльцы, что еще осталась. Знай он, что придется бежать, прихватил бы побольше.

Но ищейки тоже не теряли время, а, учитывая, что за провал задания они платили собственной жизнью, их рвение вполне понятно.

Его настигли недалеко от места перехода и сумели-таки нанести удар. Ши умел терпеть боль, однако в силу своих свойств ранение демоническим железом всегда невыносимо болезненно и привыкнуть к этому невозможно. Рывок сквозь спасительную Пелену он совершил, удерживая сознание лишь на чистом упрямстве.

Он понятия не имел, где окажется, видел лишь, что в мире смертных в этом месте был город — лучше, чем мертвая пустыня или один из тех безжизненных горных пиков, на которые отчего-то так любили взбираться люди.

Пуля не прошла навылет, и он, зная, что вытащить ее самостоятельно не сможет, из последних сил поддерживал Вуаль, скрывающую его от снующих по улице смертных. По-хорошему, один из них с крепкой психикой мог бы попытаться помочь, но надо было пасть слишком низко, чтобы просить помощи у человека. Единственная надежда — встретить кого-то из своих, им и отплатить не в пример легче.

Сознание ускользало, потому он не сразу понял, что кто-то помочь все же захотел. Тонкие пальцы решительно ощупали его тело, вероятно, оценивая повреждения, но сделали это чересчур небрежно — такого Ши терпеть не пожелал.

С силой сдавив запястье чужака, он открыл глаза, намереваясь высказать все, что думает о столь непочтительном обращении, и замер: на него в равной степени с интересом и неприятием смотрели синие, как небо над Благим Двором в летнюю ночь, глаза смертного мальчишки.

Пальцы сжались машинально, после чего последовало тихое шипение и не слишком вежливая просьба не распускать руки. Будь у него силы, он бы разозлился: человеческий детеныш посмел возомнить о себе не весть что и оскорбить Высшего. За такое полагалась если не мучительная смерть, то одно из забавных пожизненных проклятий как минимум.

Но сейчас пришлось подстроиться под ситуацию и отпустить наглого выскочку, у которого неожиданно оказалось очень подходящее ему имя. Впрочем, он сглупил, назвавшись, и этим только уверил Ши в своем незнании законов Иного мира. А значит, был не опасен.

Однако дальнейшие действия смертного пошатнули эту уверенность: тот, внимательно осмотрев стену позади Высшего, отодрал от нее кусочек Пелены и привычно укутал себя ею. А потом — будто этого мало — с отвратительно спокойным лицом засунул в рану полруки. И сразу стало как-то очевидно: он совершенно точно знал, что нужно делать.

Оставалось только прикусить язык и не дергаться от не слишком бережных ковыряний смертного.

Когда пуля наконец была извлечена, тот снова учудил: небрежно выплеснул на рану остатки какой-то человеческой воды с газом. Еще и буркнул, что огонь искать не собирается.

Давненько в Ши не возникала злость такой силы, как в тот момент. А наглый гаденыш встал на ноги и легким движением руки стянул с себя Пелену — словно каждый день такие фокусы проделывал и Высших от верной смерти спасал.

Но, как ни крути, а он помог, обязав тем самым оказать не менее значимую услугу взамен. Правда, оставался шанс, что услугу не признают: люди часто пользовались сакраментальной в своей полезности для фэйри фразой «Да не за что» в ответ на благодарность.

Увы, именно этот паршивец о таком раскладе, кажется, знал, хоть и произнес свое «Да, ну и что?» с поразительным равнодушием.

Ши неслышно заскрежетал зубами: пришлось предложить награду.

А в ответ его вновь оскорбили и, презрительно фыркнув (на Высшего!), скрылись из виду.

Этого простить уже было нельзя. У него назрело целых три причины найти мелкую гадюку с невинным именем.

Месть стала делом чести, оказание услуги в награду за спасение — священным долгом.

Но самое любопытное: смертный мог стать его укрытием на время пребывания в этом мире.

И, учитывая привычные отношения с Видящими, он был уверен, что сможет «договориться».

Поэтому несколько часов спустя, оправившись от ранения, стучал в жилище мальчишки с поистине дьявольской усмешкой на губах.

________________________
Сиэль с видом: "Мы ничего не видим, тут никого нет": vk.com/ann_sunday2?w=wall-88757796_3

@темы: Себэль, Чары

URL
Комментарии
2015-01-19 в 16:36 

senor.Salieri
It's just a cigarette. It'll soon be only ten. Honey... can't you trust me: when I want to stop - I can.
О ГОСПОДИ НОВЫЙ ФИК НОВЫЙ ФИК ОТ ЛЮБИМОГО АВТОРА УРА ГДЕ МОЁ ШАМПАНСКОЕ
Извините. Был несдержан.
:shuffle2:
История цепляет с самого пролога - именно им и цепляет! Умеешь же ты такие цепочки вить, что читателя самого запекает в эти звенья без возможности вырваться...:heart:

2015-01-19 в 17:24 

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
senor.Salieri, какой фейерверк эмоций))) спасибо))))))))

URL
2015-01-20 в 17:16 

Вот это поворот, ангелы и демоны оказались фейри, играющими с людьми, и жанр непринуждённо превратился в фэнтези )
Но это -
Он прятался в Лесу несколько дней, пока не обнаружил достаточно тонкий участок Пелены, который смог бы преодолеть с тем количеством пыльцы, что еще осталась.
Просто повергло в подстолье ))) Себастьян и пыльца... это так... так... вот так:

Читается немного тяжелее, чем обычно, почему-то взгляд немного "спотыкается", но наверно это от неожиданности жанра, непривычно. Нет, магическая сказка, конечно, ожидалась, но фейри! Это будет феерично (слово-то как подходит) :) Ну что же, ждём продолжения, как всегда с нетерпением )

P.S. Между прочим, фейри очень подходят викторианской (и не только) Англии, это же чуть ли не главные герои местных легенд. Даже взять ту же историю с Конан Дойлом, который поверил, что на фотографиях изображены феи, и посвятил этому книгу.

2015-01-20 в 19:17 

P.P.S. Сообщение отредактировать уже не могу, поэтому забудьте, пожалуйста, про "читается тяжелее" и "взгляд спотыкается". Просто нельзя пытаться читать художественную литературу сходу после того, как полдня просидел в коде, пытаясь написать мутный jQuery скрипт... Отдохнула, перечитала - всё отлично ) Извините за неконструктив, пожалуйста :shuffle:

2015-01-20 в 21:09 

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
dont_forget, Себастьян и пыльца... это так... так... вот так:
:lol: да, тоже неплохо))) Но вообще, так, на заметку - они (фэйри в "ч.") пыльцу не вырабатывают, а копят. Там с этим делом особый замут в высших родах. Доступ ограничен, количество тоже. Ну и еще кое-какие мелочи. Будут к месту - расскажу в тексте.
Между прочим, фейри очень подходят викторианской (и не только) Англии, это же чуть ли не главные герои местных легенд. Даже взять ту же историю с Конан Дойлом, который поверил, что на фотографиях изображены феи, и посвятил этому книгу.
Да, я ознакамливалась с этой историей))
Отдохнула, перечитала - всё отлично ) Извините за неконструктив, пожалуйста
Ничего страшного, я еще раз критически просмотрела текст. И даже соглашусь с вами, саму из колеи несколько выбивает 3-е лицо.

URL
2015-01-21 в 10:36 

Седьмая Вода
Во-первых, в крепости нет пороха...
Просто повергло в подстолье ))) Себастьян и пыльца... это так... так... вот так:
Нуачо, не одному же Клоду быть феечкой:smirk:

2015-01-21 в 13:09 

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
Седьмая Вода, да-да... только с такими феечками и чертей не нужно:-D

URL
2015-01-21 в 19:30 

de_maria_na
Окукливание по любви / Плавать по морю необходимо, жить – не так уж необходимо.
S. Kaspij, новый фик, новый фик :dance2::dance2::dance2: побежала читать!

обожаю Ваш стиль письма, и Ваших Сиэля с Себастьяном. :inlove::inlove::inlove:

2015-01-21 в 19:40 

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
de_maria_na, добро пожаловать:friend2: И приятного прочтения)))

URL
2015-01-22 в 04:14 

Нуачо, не одному же Клоду быть феечкой:smirk:
Внезапно вспомнилось, Клод же не один! ))))


И да, я глянула по ссылке на фикбуке фотографию нынешних апартаментов Сиэля - Себастьяновы (то есть Дея) тёмно-шоколадные шторы там смотрелись бы хорошо ;)

2015-01-22 в 10:31 

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
Внезапно вспомнилось, Клод же не один! ))))
О ДА:vict:

Себастьяновы (то есть Дея) тёмно-шоколадные шторы там смотрелись бы хорошо
А то :shuffle: Шторки еще всплывут ^___^

URL
     

Et le ciel a mis ses ailes

главная