15:44 

Чары. Глава 3.

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
Чары
Автор: СинийКаспий
Пэйринг: Sebastian/Ciel
Рейтинг: R
Жанры: Романтика, Драма, Мистика, Психология, Hurt/comfort, AU, Повседневность, Мифические существа, UST.
Предупреждения: OOC, Насилие. /нецензурная лексика под вопросом/
Описание:
Тончайшей Пеленою укрыт Иной мир, окружен тайной, огражден чарами от глаз простых смертных. Попасть в него трудно, выбраться живым – практически невозможно.
А если вдруг не повезло тебе родиться Видящим, то прячься, беги без оглядки, ибо дар твой нежданный – проклятие.
Публикация на других ресурсах: Запрещено.
Примечания автора: Почти пост 1-й сезон (расхождение чуть раньше), особой жестокости не ожидается. Модерн-АУ.
Демон по своей сущности далек от канона Яны, равно как и от церковного демонического канона. Потому не поленюсь повторить: ООС! Всех и вся, не удивляйтесь. Правда, с обоснуем.
Сказка, как и всегда.


Пролог. Глава 1.
Глава 2.

Глава 3. Лист падуба.

Я буду кадром из любого кино,
Всего лишь строчкой, но на каждом листе.
И поначалу даже мне все равно, как ты плачешь во сне.
Джэм, "Блюз для..."


Сиэль смотрел в его глаза, удивляясь, насколько холодным может быть алый цвет. Снеж урчал на коленях, внушая уверенность и мнимую безопасность.

Сидеть на полу было почти уютно, особенно по сравнению с перспективой встать и рухнуть обратно из-за подрагивающих колен. То, что Ши, кажется, не распознал в его расширившихся зрачках страх, не означало, что Сиэль не боялся.

На самом деле не опасаться было бы, по меньшей мере, неразумно, учитывая тягу фэйри к кровавым развлечениям. Причем кардинальной разницы между Благим и Неблагим Двором в этом вопросе не существовало: светлые просто предпочитали эти развлечения не афишировать.

Однако за свою жизнь он не волновался: даже при всей любви фэйри к жестокости, договоры они чтили свято. А значит, пока этот декоратор-модернист не сможет вернуться ко Двору, с головы Сиэля и волос не упадет. Не упадет по вине остального мира.

В этом-то и была загвоздка.

Он знал, что рискует, не потребовав неприкосновенность на время выполнения договора или сохранение жизни после него, но добавить это условие означало ослабить рамки для гейса: в правилах заключения подобных сделок было слишком много подводных камней и чаще всего они играли на руку отнюдь не смертному. Пришлось выбирать между абсолютным сохранением тайны и собственной безопасностью.

Впрочем, у него уже был составлен нехитрый план, долженствующий помочь скрыться после окончания обучения.

Сиэль мягко улыбнулся, поглаживая животик корогуша, и вновь поднял глаза на Ши. Тот стоял чуть в отдалении, наблюдая за его нежностями с котом с отчетливой брезгливостью. Подобное отношение удивления не вызывало, поскольку было вполне рядовым: Высшие редко признавали не только общность с Низшими жителями своего мира, но и в принципе их право на существование.

— Через два часа мне нужно быть на работе, — спокойно сказал он, — радиус Вуали не дальше двадцати ярдов. Что будешь делать?

Сиэль буквально кожей ощутил, как в ответном взгляде накапливается усталое раздражение.

— Уверен, твоя работа не настолько важная, чтобы ее нельзя было пропускать, — безапелляционно заявил фэйри.

Безмятежный настрой Сиэля испарился в тот же миг.

— Сомневаюсь, что ты хоть какую-то работу смертных считаешь важной. И я спросил, что будешь делать ты, а не что прикажешь делать мне, — с этими словами он выпустил Снежка, вмиг взвившегося куда-то под потолок, и наконец поднялся на ноги, с удовлетворением отмечая, что предательская дрожь отступила. — Факт ухода не обсуждается. Твои варианты: остаться дома или последовать за мной.

— Что может помешать мне приковать тебя к этой чудной каминной решетке и не выпускать вовсе? — ласково проговорил Ши, криво ухмыльнувшись.

— Очевидно, то, что я опущу Вуаль, и к кое-кому придут гости? Ради такого зрелища я даже рискну своей свободой, — не менее ласково ответил Сиэль, сверкнув белозубой улыбкой.

Ухмылка Высшего медленно увяла.

— И где же работает наш чересчур прозорливый малыш?

Сиэль нутром чуял, что возмущаться по поводу прозвища бесполезно: это только распалило бы фантазию фэйри, в арсенале которого «малыш» наверняка одно из самых невинных определений.

— Там, где тихо, пустынно и мало смертных — тебе понравится.

Ши недоверчиво хмыкнул и устроился на диване, мрачно наблюдая за его сборами. Овсянка за время «обсуждения тонкостей проживания» успела остыть, но в целом на ее вкус это не повлияло. Снежик парил над Сиэлем, время от времени напрашиваясь на нежное поглаживание за ушком, и бросал на фэйри полные негодования взгляды. Судя по ним, знакомство с частями его тела обещалось продолжиться при малейшем на то поводе.

— Ты уже подумал, как будешь скрывать свое присутствие от сородичей? — равнодушно поинтересовался юноша, домывая посуду. — Как ты помнишь, моя Вуаль обеспечивает ненахождение, а не невидимость.

— Это не проблема, — отмахнулся фэйри и с усмешкой добавил: — Буду идти за тобой так, словно мы связаны контрактом.

Сиэль замер, не сумев скрыть изумления.

— Контрактом? Разве тебе подобные не различат, что между нами нет нити? Она же полыхает как маков цвет, только слепой не заметит.

Он действительно знал, о чем говорил: алые, будто неоновые, нити, уходящие под землю или натянутые в воздухе, оказались довольно распространенным, хотя и не повсеместным явлением, особенно в крупных городах. При их обнаружении главным было не обращать внимания и не выискивать машинально существо, привязанное ко второму концу.

Ши снисходительно фыркнул.

— Ты Видящий, вот и замечаешь. Большая часть Низших не способна увидеть нить, а та, что может, будет считать, что контракт еще не заключен, но душа твоя мне приглянулась. Подходить ближе и проверять они не станут.

Сиэль с сомнением воззрился на него, но промолчал. В этом вопросе стоило передать бразды правления. Никто не знает повадки фэйри лучше, чем их представитель. Лишь бы этому представителю и в самом деле не пришло в голову попытаться заключить контракт. Сиэль не был уверен, что в этом случае сможет уговорить себя не применять запрятанный в спальне револьвер с весьма характерными пулями.

— Ну что, готов прогуляться по моему миру? — насмешливо вопросил он, звеня связкой ключей. Ответом послужила презрительно изогнутая бровь.

Впрочем, настроение стремительно подняла мысль, что увеселительная поездка на электричке собьет с Высшего добрую половину спеси.

И отчаянно стараясь не захихикать, Сиэль выскочил из квартиры первым, чтобы шедший следом фэйри не заметил расплывшуюся на губах коварную улыбку.

***

Дей бросил взгляд на сизую макушку в дымчато-сером ореоле шарфа и поморщился: день не перетек и за половину, а паршивец успел испортить и без того с трудом возвращенное настроение на неделю вперед.

И сейчас топал на полшага впереди, будто так и надо, словно привык, что за его плечом на постоянной основе маячит могущественный Ши. Как жаль, что к совершенной начинке прилагался столь отвратительный характер. К неудовольствию темного, следовало признать: за такую душу, как у этого смертного, не стыдно было не только побороться, но и выполнить пару-тройку унизительных приказов. Впрочем, он преклонять колени не собирался.

По сторонам Дей не смотрел: человеческий город сам по себе мало интересовал его, а наблюдать за смертными наскучило много лет назад, еще в те короткие вылазки-контракты, когда этот мир казался необыкновенным, а жители его — удивительными и непредсказуемыми.

Поэтому сейчас он стоически разыгрывал спектакль «господин и слуга», подспудно надеясь, что тот не окажется напрасным и хоть какой-нибудь фэйри оценит его усилия.

Правда, когда мелкий паразит посмел воспользоваться цельной металлической трубой в качестве транспорта, терпение Ши затрещало по швам: только тот умиротворяющий факт, что Высшим все же не вредили человеческие технологии в той мере, что Низшим, позволил ему сохранить себе лицо, а смертному — избежать воспитательного сглаза.

В отместку он начал описывать красочные исходы для мальчишки на случай, если тому захочется учудить еще что-нибудь, но наткнулся на глухую стену равнодушия. Увы, Видящий мастерски научился игнорировать любые паранормальные явления в своей жизни и умудрялся смотреть сквозь фэйри, даже когда те находились у него перед носом. И эта способность, коснувшись самого Дея, оказалась до крайности раздражающей.

Возле одного из многочисленных небольших парков он немного задержался, высмотрев и сорвав несколько вечнозеленых листьев падуба — сообщение Жнецу следовало отправить незамедлительно.

Выйдя из своеобразного средства передвижения, его якобы хозяин уверенным шагом пересек две улицы и свернул влево, устремляясь прямиком к длинному одноэтажному зданию — на придирчивый взгляд Дея ничуть не примечательному.

Заметив на стене опознавательную табличку, он не смог промолчать:

— Библиотека? Так вот где ты точишь свой язык, смертный?

И почти оскорбился, когда его проигнорировали. Снова.

Терпеть столь явное пренебрежение он не собирался. Неважно, насколько сильно смертный выводил из себя, неважно, какими узами они были связаны друг с другом: Дей категорически не любил, когда его показательно не замечали.

Один из ярких образчиков криворукости Создателя (если тот существовал, конечно), споро переоделся и меланхолично стал перерывать на полках какие-то талмуды в потертых переплетах. Темный некоторое время понаблюдал за его отстраненным видом, а потом подошел и аккуратно тронул пальцем одну из книг. Та с готовностью шлепнулась на пол, и какая-то пожилая дамочка смерила «образчик криворукости» укоризненным взглядом. Дей еле заметно ухмыльнулся, жадно предвкушая очередной спор. Но мальчишка вновь разочаровал: даже не повернувшись в его сторону, спокойно пробормотал извинения и, подобрав книгу, вернулся к работе.

Ши нахмурился было, но мгновение спустя с невинной улыбкой повторил фокус, выбрав на этот раз неустойчивую пирамиду из нескольких книг. Шум от разлетевшейся кипы побудил дамочку приблизиться и с беспокойством поинтересоваться:

— Сиэль, дорогой, с вами все в порядке? Последнее время вы немного рассеяны.

Смертный виновато улыбнулся, и Дей презрительно фыркнул.

— Простите, миссис Флетчер, я не очень хорошо себя чувствую. Кажется, немного простыл.

Беспокойство в голосе женщины усилилось.

— Отчего же сразу не сказали? Вам следует отлежаться дома хотя бы несколько дней. Вы всегда такой упрямый, когда дело касается здоровья. Идите же! Книги никуда не убегут.

Дей с затаенным ожиданием посмотрел на мальчишку: по всем известным ему законам человеческой психологии, тот должен был с радостью воспользоваться предложенной возможностью. Но какая-то часть темного, ждущая подвоха в любом действии человека, не верила в кажущуюся легкость победы.

И верно.

Смертный снова улыбнулся — на этот раз успокаивающе — и покачал головой.

— Ничего страшного. Думаю, я вполне продержусь несколько часов до обеда.

Женщина вздохнула и, поправив очки, назидательно произнесла:

— Ну смотрите. После обеда и духу вашего в библиотеке быть не должно. Как минимум три дня.

— Не буду сопротивляться, — покаянно сказал мальчишка и, провожая взглядом удаляющую дамочку, еле слышно прошептал: — И это все, Высший? Слабо.

И даже не посмотрев на замершего Ши, скрылся между стеллажами.

Дей глубоко вздохнул, напоминая себе, что до конца дня еще далеко, а до конца договора — еще дольше, и последовал за ним.

Следующие два часа прошли до отвращения однотипно: мальчишка перебирал воплощенные на бумаге словесные потуги смертных, а темный успел отправить сообщение знакомому Жнецу. После чего неожиданно для себя заинтересовался какой-то лихо запутанной историей со странным названием в розовых оттенках.

На самом деле, литература — единственное, чем не могли в полной мере овладеть Ши.

Светлые были особенно сильны в музыке, увеселениях и танцах, темные — сражениях, тактике и ядах, однако лишь редкие представители тех и других имели талант к поэзии. Развитой прозой же, помимо летописей, не мог похвастаться ни один Двор. За некоторым исключением разве что Нейтральных, но те жили слишком обособленно для полноценного обмена опытом.

Поэтому Дей поглощал детектив с почти детским любопытством, на время даже позабыв, что собирался и дальше портить жизнь мелкому поганцу.

Отвлекся он только когда почувствовал, как отдаляется защитная Вуаль, и понял, что самым унизительным образом позабыл не только о месте своего пребывания, но и о более чем удручающей компании.

Смертный же, не изменяя своему принципу игнорирования, направился к маячившей у выхода невысокой фигурке. Дей, цокнув, одним движением скрыл недочитанную книгу в потайном кармане плаща и подошел ближе.

— Сиэль! Я слышала, ты плохо себя чувствуешь. Пойдешь домой? — голос девушки излучал заботу в такой концентрации, что он невольно поморщился.

И застыл, с изумлением глядя на мальчишку: тот улыбался так светло и искренне, весь словно светился, а в глазах плескалась прозрачная радость. Не чета тем эмоциям, что мелькали в глубине его зрачков при разговорах с Ши.

— Привет, Мари. Думаю, стоит подлечиться немного, — тепло ответил смертный, и Дей неслышно заскрежетал зубами: он так старался обратить на себя внимание, а ему предпочли невзрачную девчонку с простецким именем и слабенькой душой?

Не то, чтобы он собирался обращать на себя внимание в романтическом смысле, подобный подход был скорее привычкой. Люди очень быстро поддавались совершенной внешности и манерам Высших, а скомпрометированными эмоционально смертными намного легче управлять. Иногда таким образом даже Видящих ловили.

Но этот невозможно своенравный и наглый мальчишка воротил нос демонстративно, а Дей был слишком самолюбив, чтобы спустить такое с рук.

И, кажется, только что он нашел отличный способ поставить зарвавшегося человечка на место. Достаточно влюбить его в себя, а с этим, Дей был уверен, он справится в два счета. До сего момента мальчишка видел не самые благожелательные стороны Ши, но это поправимо. Перед обольстительностью и предупредительностью он устоять не сможет, как и сотни смертных до него. А затем наступит сладкое мгновение мести, когда осознание, что его просто использовали, отравит душу до самого донышка. Славное отмщение за пренебрежительное отношение.

Дей отвернулся, чтобы смертный даже краем глаза не заметил дьявольский отблеск в его зрачках.

Несколькими секундами позже, справившись с собой, он приблизился и, наклонившись, бархатно прошептал:

— У тебя слишком довольное лицо при разговоре с ней. Мне стоит начать беспокоиться… Сиэль?

***

Сиэль до того навострился не обращать внимания на молчаливую черную тень, снующую неподалеку, что сначала даже не понял, кто это к нему обращается.

Миг спустя осознал и едва успел подавить желание ехидно усмехнуться: похоже, кое-кто решил сменить тактику и теперь вовсю пушил перья в надежде соблазнить недалекого и простодушного смертного своей неземной красотой. Очень наивно с его стороны. До чего же удачно, что этот фэйри знал Сиэля всего сутки.

Кажется, вкупе с обучением он заполучил себе высококлассное развлечение.

Следующая его реакция была продумана до мелочей: почувствовав на шее горячее дыхание, Сиэль вздрогнул, будто бы от неожиданности, и слегка расфокусировал взгляд, добавляя в него крохотную каплю ошеломления. Удовлетворение фэйри он почти чувствовал.

— Было приятно встретить тебя, Мари. Пойду лечиться, — несколько смущенно улыбнулся, сохраняя на лице необходимую толику отстраненности. Постороннему человеку показалось бы, что юноша пребывает в своих мыслях, а постороннему Ши — что приманка сработала. Идеально.

— Конечно, выздоравливай! — прощебетала девушка, широко улыбаясь. Он не позволил себе улыбнуться в ответ, только рассеянно кивнул и быстрым шагом покинул здание.

До квартиры добирались молча: Сиэль не хотел выходить из роли смущенного агнца, фэйри, очевидно, продумывал пути дальнейшего соблазнения, не забывая, однако, то и дело кидать в его сторону условно-обжигающие взгляды.

— Поясни, будь так любезен, значение твоей последней фразы, — изобразив легкую нервозность, поинтересовался Сиэль, занявшись приготовлением позднего обеда или раннего ужина.

Фэйри вновь устроился в облюбованном кресле и после вопроса извиняюще улыбнулся.

— Прости за сегодняшнее утро. У меня не самый покладистый характер… Когда я увидел, как ты улыбаешься той смертной, мне стало не по себе, — наверное, выражение его лица могло показаться достаточно любезным и даже милым, если бы Сиэль не помнил, как легко оно кривится в уничижительной гримасе. — Она для тебя слишком проста.

— Вот как? — подчеркнуто незаинтересованно бросил он, неторопливо нарезая шампиньоны.

— Определенно, тебе больше подошел бы кто-то, умеющий постоять за себя и при необходимости защитить тебя. И, разумеется, тот, кому ты смог бы доверить свой секрет, — фэйри многозначительно подвигал бровями, явно намекая на близость Сиэля к Иному миру.

Тот в задумчивости прокрутил в руке нож, с сожалением отметая мысль испробовать новое лезвие на физиономии Ши.

— Хоть ты и лезешь не в свое дело, — медленно начал он, бросив на фэйри взгляд и убедившись, что полностью завладел его вниманием, — доля истины в твоих словах есть. Видящим в молодости достаточно сложно найти себе пару.

Ши сочувственно улыбнулся, но Сиэль успел заметить затухающие искры смеха в его глазах.

Оставив соус закипать, он негромко подозвал к себе Снежка и, обхватив его обеими руками, уткнулся носом в мягкую шерсть. Это жест нес двойной смысл: продемонстрировать фэйри строго дозированную слабость и одновременно вполне искренне поздороваться со своим самым верным другом.

От флера легкой меланхолии его избавил неожиданный воздушный вихрь, на несколько мгновений возникший перед Ши и выплюнувший из себя скрученный лист. Как понял Сиэль спустя пару секунд — падуба. Раньше он слышал о таком способе связи в Ином мире, но своими глазами видел впервые.

Между тем фэйри скользнул по листку взглядом, считывая послание, и как-то разом весь обмяк — только после этого Сиэль понял, насколько тот был готов вскочить и бежать-бежать-бежать, лишь бы не поймали. Кажется, теперь можно было попытаться завязать конструктивный диалог.

— Дей? — не то, чтобы Сиэль был в восторге от вынужденного произнесения этого имени, однако признание его наличия было отличным ходом в их новой партии. Фэйри вскинул на него куда более мирные, чем пять минут назад глаза. — Не хочешь хотя бы немного посвятить меня в свои дела? Хотелось бы знать, насколько отпетого злодея я приютил.

Он понял, что выбрал неудачную фразу еще до того, как договорил. Но к его удивлению, Ши постарался не показать раздражения: видимо, очень уж сильно не хотел портить впечатление.

— Что ж, это разумно, все равно пришлось бы объяснять, — фэйри прищурился. — Как много ты знаешь о Кланах?

— Не слишком, — пожал плечами Сиэль. — Их множество при каждом Дворе, большую часть времени находятся друг с другом в состоянии холодной войны, хотя Низшие обычно независимы и живут довольно мирно. Кланы Высших, как правило, имеют собственный Источник пыльцы.

— Неплохо для Видящего, избегающего любых контактов с нашим миром, — резюмировал Ши и без перехода добавил: — Меня обвинили в убийстве Леди из Закатного Клана. У нас с ней больше века назад было заключено предварительное соглашение и на Белтайн планировалось заключить союз, который укрепил бы положение ее Клана при Дворе.

Сиэль застыл, обдумывая сказанное. По всему выходило, что его нежданный учитель принадлежал не просто к Высшим, а состоял в одном из самых влиятельных Кланов Неблагого Двора: иначе понять последнюю фразу было затруднительно.

Однако если даже за таким родовитым Ши послали ищеек, значит, союз был чрезвычайно важным либо девушка на самом деле была не менее ценной, чем этот Высший. Рассудив так, Сиэль понял: что-то фэйри не договаривал, отчего и цельную картину сложить пока не представлялось возможным.

— Ты так сильно не хотел жениться? — лукаво поддел он, осторожно отходя от опасной темы.

Ши насмешливо фыркнул, подхватив предложенный переход.

— Этот союз был политическим, но да, не хотел. Как и любой Высший, впрочем. Никому из нас не хочется давать другому абсолютную власть над собой, даже если она будет обоюдной.

— О чем ты? — недоуменно спросил Сиэль, добавляя в соус тертый сыр.

Фэйри смерил его снисходительным взглядом, но Сиэль ничуть не смутился и продолжил непонимающе хмуриться. Такими нюансами личной жизни Иных он никогда не интересовался.

— Вчера ты выглядел куда более просвещенным, — вздохнул Ши, легким движением потерев переносицу. — У каждого фэйри есть несколько имен, это ты знаешь, надеюсь? — дождавшись кивка, он продолжил: — У Высших их три и в совокупности они являются полным истинным именем. Повсеместно используется лишь одно, последнее. Оно практически не обладает силой, потому относительно безопасно. Королева владеет двумя — первым и третьим — потому приказы ее исполняются всегда. Два имени — уже достаточная власть. Среднее же знает только владелец и при вступлении в союз все три имени вручает своему избраннику или избраннице в обмен на аналогичный дар. Таким образом двое становятся хранителями жизней друг друга. Предать в таком союзе, конечно, можно, но важно успеть сделать это до того, как произнесут твое собственное имя. Поэтому союзы сами по себе достаточно редкое явление.

— Вы даже друг друга опасаетесь. Как… предсказуемо, — Сиэль отвел взгляд, отвлекшись на закипевшие макароны.

— Если бы у смертных были истинные имена, разве вы не поступали бы так же? — парировал Ши.

— Вполне вероятно, — Сиэль дернул плечом. — Так что там с убийством? Судя по формулировке, ты этого не делал. Тогда почему обвинили тебя?

— Очевидно потому, что меня нашли рядом с телом, а в ее вещах обнаружили несколько поддельных писем, в которых говорилось о назначении тайной встречи. Помножь это на тот факт, что о наших с ней не самых теплых отношениях знал едва ли не последний Низший, и ты поймешь, почему все, включая Королеву, поверили в мою причастность.

Сиэль оторвался на пару секунд от готовки и озадаченно взглянул на фэйри: тот сегодня перевыполнил норму откровений. Как бы это позже не аукнулось.

— Значит, тебя подставили… — он не мог сказать, что не ожидал этого: среди темных царили не самые миролюбивые нравы, и получить нож в спину было почти так же легко, как самому Сиэлю зайти в магазин за хлебом. — Я так понимаю, простым порицанием ты не отделаешься?

— Увы, Меви все же была Высшей. По возвращении мне грозит смертная казнь.

Сиэль удивленно приподнял бровь, но расспрашивать о способах казни не решился. Не хотелось, чтобы его сочли излишне заинтересованным. Вместо этого он спросил:

— И что ты собираешься делать?

— В таких случаях требуют суда. Так как личные воспоминания можно изменить, моей невиновности нужно идеальное подтверждение. Его может обеспечить один из Нейтральных, поскольку они хранят свитки с жизнеописанием каждого фэйри. Завтра я отправлюсь на встречу с ним. Ты весьма удачно взял больничный.

Сиэль хмыкнул и разложил получившуюся пасту на три тарелки. К одной из них тут же подлетел Снеж, довольно мурлыкая.

— Смотрю, расписание ты уже составил. Меня спросить не забыл? — холодно отозвался он.

— Если будешь содействовать, избавишься от меня гораздо быстрее. Не этого ли ты хочешь? — проницательно заметил фэйри, склоняя голову набок.

— Конечно. Но впредь не забывай согласовывать свои порывы со мной. В качестве извинения начнем заниматься сегодня. А теперь, — Сиэль подошел и вручил ему тарелку, — ешь.

Ши выглядел до того ошарашенным, что юноша не сдержал веселого фырканья.

— Это мне? — в алых радужках плескалось явное непонимание с каплей чего-то, что он разобрать не мог.

— Сегодня в библиотеке ты вел себя почти… примерно. Это своеобразное поощрение.

А также намек на проглоченную наживку, но об этом фэйри знать необязательно.

— Хм… но я не питаюсь вашей пищей, — попытался отказаться Ши, неуверенно принимая тарелку.

— Снежка ест, думаю, и ты не отравишься, — отрезал Сиэль, махнув в сторону уписывающего за обе щеки кота.

Фэйри с сомнением оглядел корогуша, но вилку все же взял. Понаблюдав, как он неловко накалывает пасту, Сиэль поздравил себя с удачным выбором блюда и вернулся за стол.

Ужин прошел в тишине, изредка прерываемой бряцаньем посуды. Сиэль с некоторым сожалением отметил, что Ши быстро учится: к середине трапезы тот управлялся с пастой едва ли не проворнее его самого.

Наконец, закончив, фэйри произнес с некоторым удивлением:

— Как ни странно, это довольно вкусно. Благодарю.

— На здоровье. Посуда за тобой, — невинно ответил Сиэль, из-под ресниц наблюдая за реакцией. И она не заставила себя ждать: на краткий миг, но прекрасная маска треснула, выпуская овладевшую фэйри злость.

— Справедливо, — справившись с собой, он вновь обольстительно улыбнулся, и Сиэль с трудом сдержал усмешку. — Не против, если я выполню твою просьбу по-своему?

Ши поднял руку и показательно щелкнул пальцами, превращая приличную горку грязной посуды в прекрасный итоговый пример для рекламы моющего средства.

— Туше, — с легкой улыбкой признал юноша: их перепалки начинали приносить все больше удовольствия. — Так что с обучением?

— Тебе стоит пересесть на диван, — неожиданно серьезно сказал фэйри и после того, как Сиэль, подогнув под себя ноги, устроился на любимом диване, продолжил: — Для начала объясни, чего именно ты от меня хочешь?

— Ничего особенного, — помедлив, протянул Сиэль. — Вы ведь все обладаете взглядом, способным проникать в суть вещей. И вряд ли рождаетесь с навыками его контроля.

— Да, в отличие от Видящих: вам обучение не нужно, — повторил Ши, выжидательно уставившись на него.

— Если только дар не начал скачкообразно усиливаться, — осторожно произнес Сиэль, внимательно вглядываясь в лицо собеседника. Как бы ни хотелось сохранить информацию о своих способностях в тайне, он понимал: иначе объяснить Ши необходимость их занятий невозможно.

Сиэль ожидал, что фэйри начнет выспрашивать подробности, но тот удивил его: откинулся на спинку кресла и, скрестив руки, через несколько секунд спокойно ответил:

— Я понял. Похожее происходит у наших детей после первого совершеннолетия. Есть несколько способов обуздать растущую силу. Но должен предупредить, что не знаю, как именно они скажутся на тебе, учитывая твою смертную природу. Может произойти все, что угодно: от сумасшествия до полной потери силы. Уверен, что не хочешь просто подождать?

Сиэль выдохнул, только сейчас поняв, что последние мгновения не дышал.

— Боюсь, я могу сойти с ума раньше, чем всплески прекратятся, — мрачно обронил он. — Так что уверен.

— Тогда, — Ши хлопнул в ладоши, вместе с креслом придвигаясь вплотную к дивану и, соответственно, Сиэлю, отпрянувшему от неожиданности, — мы начнем с самого простого. Не волнуйся, почти для всех методов нужен тактильный контакт. Сейчас я приложу кончики пальцев к твоим вискам, ты закроешь глаза и будешь слушать мой голос. Я отправлю тебя в абсолютно пустое пространство — это первый этап. Ты должен будешь сосредоточиться и запереть свой взгляд внутри себя, не распыляя его. Готов?

— Как мне запереть его?

Фэйри коснулся его висков подушечками пальцев и покачал головой.

— Ты должен понять сам.

Сиэль хмыкнул, но глаза закрыл. И почти мгновенно, подчиняясь невидимому толчку, оказался в ослепительно-белом месте: белоснежная земля простиралась до самого горизонта, переходя в однотонное снежное небо, и мягкий свет отовсюду сразу неожиданно сильно резал глаза. Сиэль оглянулся по сторонам, но фэйри не солгал: вокруг был только белый цвет. Его сила взвилась в попытке помочь слабым человеческим глазам увидеть больше, и белый внезапно заиграл тенями, разрастаясь до бесконечности.

Паника охватила его: сила не желала признать, что видеть здесь нечего и сжигала сама себя, вбирая разом весь белый цвет и замещая его промозглой серостью. Возникшая боль в висках усилилась, но, несмотря на попытки успокоить силу, она отнимала все большие участки света, уходя дальше за горизонт. Сиэль застонал от нахлынувшего объема информации: человеческий мозг был совсем не предназначен для обозрения столь гигантских пространств. Перед глазами все смазалось, и вдруг серость стремительно, как мелькающие огни в метро, стала отдаляться, сменяясь непроницаемой тьмой. Она нарастала, и он понял, что как только мрак поглотит его, случится что-то плохое, но сопротивляться этому уже не мог.

За миг до конца сознанием, уплывающим на волнах боли, Сиэль уловил короткую алую вспышку чужого взгляда и ощутил странно-острую боль между ребрами, словно кто-то отточенным движением пронзил его сердце.

Не выдержав, он закричал.

***

Мальчишка в его руках побелел так сильно, что Дей даже слегка забеспокоился: скоропостижная смерть мальца неминуемо сказалась бы на не выполнившем договор Ши, не говоря уже о теряемой в этом случае Вуали.

Он был бы непрочь проверить, что именно сейчас видит смертный, но увы, путь в чужое сознание в данный момент был закрыт. Единственное, что оставалось — ждать, пока тот не вернется сам.

А состояние мальчишки ухудшалось: тело содрогалось крупной дрожью, и он бессознательно кусал губы до крови. За тонкими алыми струйками, стекающими по подбородку почти трогательно, темный следил с особым вниманием.

Взволнованный происходящим корогуш витал над своим хозяином, жалобно мяукая: он тоже прекрасно понимал, что ничем не может помочь.

Дей не знал, сколько времени провел, удерживая смертного, но никак не меньше нескольких часов. В голову начали лезть не самые приятные мысли, а когда температура тела мальчишки опустилась до ненормально низкой для человека, он почти уверился в том, что тот умрет. И в этот миг смертный распахнул обезумевшие от боли глаза и пронзительно закричал.

От неожиданности темный чуть не разжал руки, но вовремя сориентировался, осторожно укладывая его на диван.

— Все хорошо, ты вернулся, — прошептал он, ненавязчиво пытаясь высвободить из железной хватки мелкого свою конечность. — Не получилось, да?

Мальчишка судорожно завертел головой, по-видимому, отчаянно пытаясь зацепиться в реальности, и хрипло выдохнул:

— Да.

Низший, заурчав, шустро плюхнулся на его живот, и смертный наконец выпустил руку Дея, стиснув в объятиях свою зверушку.

— Там и должно было стать так темно? — тихо спросил он, немного успокоившись.

Ши нахмурился.

— Только если ты не пытался коснуться запертой части своей памяти.

— Я понятия не имею, чего именно пытался коснуться, — ощетинился мальчишка и, вместе с котом перевернувшись на бок, медленно опустил ноги на пол. — Но следующую попытку перенесем на неопределенный срок. Мне нужно поспать.

Дей был не слишком доволен промедлением, но вынужден был признать: устраивать вторую попытку сейчас означало со стопроцентной вероятностью угробить свою Вуаль.

Поэтому нежно улыбнувшись, он помог смертному встать и даже сделал над собой усилие: проводил того до двери в спальню. К сожалению, мальчишка был слишком ошеломлен произошедшим в глубинах своего сознания и на откровенное проявление привязанности не обратил ни малейшего внимания.

Дей уж было решил, что эта амурная стрела улетела в молоко, когда смертный у порога обернулся и, чуть улыбнувшись, пожелал ему спокойной ночи.

Темный не замедлил ответить, но, стоило ему остаться наедине с самим собой, довольно оскалился. Все шло по плану.

Немногим позже полуночи, уже собираясь отправиться отдыхать, Дей внезапно услышал странный звук, донесшийся из спальни мальчишки. Заинтригованный, он приблизился и распахнул дверь. Комната, столь же противно-светлая, как и у него, тускло освещалась неверным светом луны. Кровать была слишком широкой для одного, отчего тонкое тело, укутанное в простыни, казалось излишне хрупким.

Он пригляделся: смертный плакал во сне, практически беззвучно, лишь изредка из приоткрытого в немом крике рта вырывались негромкие всхлипы. Залитое слезами лицо Дей неожиданно нашел до странности беззащитным. Под боком у мальчишки пристроился корогуш, тщетно пытающийся разбудить того от кошмара. Стоило двери открыться, как кот смерил Ши угрожающим взглядом и зашипел.

Дей несколько секунд созерцал открывшуюся картину, а затем закрыл дверь.

Разбираться в душевных ранах смертного он не нанимался.

@темы: Себэль, Чары

URL
Комментарии
2015-02-02 в 19:56 

Motafika
Почемууу, ну почемууууу глава так быстро закончилась? :weep3:
Ладно, если серьезно, то...

Разбираться в душевных ранах смертного он не нанимался.

Мимими, почему мне кажется, что очень скоро он поменяет свое мнение? :shy: и Сиэль - хитрый жук, тоже хорош! Интриги-интриги, чувствую, они скоро сами запутаются с такими темпами)) Ну, и я уже неоднократно говорила, как мне нравится ваш стиль повествования)) так и хочется растащить текст по кусочкам :vv:
Пожалуйста, только не теряйтесь, автор)) а то я уже волноваться начала ^.^'

2015-02-02 в 20:18 

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
Motafika, почему мне кажется, что очень скоро он поменяет свое мнение
Наверное потому, что поменяет?)))))) *и довольно скоро* Хотя, скорее, сдвинет вектор.
Сиэль - хитрый жук, тоже хорош
У него еще заначка на черный день припрятана))) *может даже не одна* :-D
Интриги-интриги, чувствую, они скоро сами запутаются с такими темпами
Они еще и не начинались толком))) главное, чтобы я не запуталась :facepalm:
Пожалуйста, только не теряйтесь, автор)) а то я уже волноваться начала ^.^'
В смысле теряться? Вроде никуда и не уходила:hmm:

URL
2015-02-03 в 00:05 

Fuyu-no-Yume
Я ещё много хорошего натворю… ©
Обмен любезностями продолжается :duel: Сиэлька - кремень! Видимо есть у него козыри какие-то, о которых мы пока не знаем... и маловероятно, что они понравятся бедному Ши, ворующему детективы Конан Дойля из библиотеки:-D (мне его действительно стало жалко :( )
Результат обучения настораживает. Интересно, а у "Себастьяна" в голове ничего такого не осталось? Или Сиэлька один мучкается?
Ну и наконец... Снеееееежиииичкаааааа ^________^ Кристальный, чистейший каваи:heart: С каждой главой я люблю его все больше и больше!
Спасибо за главу! И за то, что Снежонок не остался забытым!:sunny:

2015-02-03 в 03:18 

Ура новой главе! )
Старайся, Дей, старайся! XD Я уже себе представляю, как будет смеяться Гробовщик, если увидит такого старательно романтичного Ши рядом с Сиэлем-манипулятором ))))))))
Белое пространство, в которое попал Сиэль, напомнило вдруг обучение Нео в "Матрице", и учитель-Морфиус тоже был по-своему "тёмный" =D Но это из разряда спонтанных ассоциаций, извините )
Похоже, что свой "закрытый участок памяти" Сиэль взломает первым... Ждём продолжения сказки! )

2015-02-03 в 11:52 

Motafika
В смысле теряться? Вроде никуда и не уходила

Вы не делали записей больше недели, и я начала волноваться)) я не имею в виду главы, а просто любые записи там, о погоде или еще что))) Не знаю, может, это не так много, но когда заходишь раз по пятнадцать в день, кажется, что прошла уже целая вечность :shy:

2015-02-03 в 12:01 

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
Fuyu-no-Yume, Видимо есть у него козыри какие-то, о которых мы пока не знаем... и маловероятно, что они понравятся бедному Ши,
Они не настолько страшные))
Результат обучения настораживает. Интересно, а у "Себастьяна" в голове ничего такого не осталось? Или Сиэлька один мучкается?
По сути это не было обучением в полном смысле этого слова. То же самое, когда ребенка плавать учат, сразу в середину бассейна закинув)) Хотя он и не солгал: для него это был самый простой способ)) *и жестокий, но разве можно ожидать иного на данном этапе?))*
По поводу "мучкается"... То, что тьма вокруг белой комнаты появилась - нормально абсолютно для всех Видящих, как сохранивших достаточно сильную связь с жизнью, в которой они в Иной мир встряли. Другое дело, что ни один Видящий (нормальный) в эту белую комнату не сунется - незачем, поскольку сила стабильна. Посему мучкается Сиэлька из-за совокупности случайностей)))
А Себе перепадет маленько (все ж память ему куда круче блокировали), но потуги на этой ниве слегка напрасны, пока.
Кристальный, чистейший каваи
Не сомневаюсь:lol::facepalm:

dont_forget, Я уже себе представляю, как будет смеяться Гробовщик, если увидит такого старательно романтичного Ши рядом с Сиэлем-манипулятором
Ну, он попытается. Гробби у меня никогда хорошо не получался))
напомнило вдруг обучение Нео в "Матрице", и учитель-Морфиус тоже был по-своему "тёмный" =D
Кстати да, связь прослеживается)))) Жаль только он этой белой комнатой пользоваться не смог))
Похоже, что свой "закрытый участок памяти" Сиэль взломает первым...
Но не так скоро, как хотелось бы))));-)

URL
2015-02-03 в 12:39 

senor.Salieri
It's just a cigarette. It'll soon be only ten. Honey... can't you trust me: when I want to stop - I can.
А становится всё теплее и теплее... скоро будет жарко, как я понимаю?;-)Отношения выписаны так тонко и изящно, что читаешь и буквально захлёбываешься эмоциями, за обоих переживаешь, будто это не их мысли-чувства, а твои собственные!

Разбираться в душевных ранах смертного он не нанимался.
Великолепна фраза. Такое ощущение, что это первый ощутимый толчок к... к тому, что будет и может быть после.

2015-02-07 в 15:41 

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
senor.Salieri, скоро будет жарко, как я понимаю?
Не, еще не скоро))) :shuffle:

Такое ощущение, что это первый ощутимый толчок к
О да, пожалуй, хотя и не самый первый.. Полунамеки уже были))))

URL
2015-02-07 в 20:11 

senor.Salieri
It's just a cigarette. It'll soon be only ten. Honey... can't you trust me: when I want to stop - I can.
S. Kaspij, так то - намёки... а то - уже полноценный пинок!:laugh:

2015-02-07 в 23:06 

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
senor.Salieri, :vict: пинок - это когда он в спальню войдет и...^^ сойдемся на первоначальном варианте ^___^

URL
   

Et le ciel a mis ses ailes

главная