15:27 

Чары. Глава 5.

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
Чары
Автор: СинийКаспий
Пэйринг: Sebastian/Ciel
Рейтинг: R
Жанры: Романтика, Драма, Мистика, Психология, Hurt/comfort, AU, Повседневность, Мифические существа, UST.
Предупреждения: OOC, Насилие. /нецензурная лексика под вопросом/
Описание:
Тончайшей Пеленою укрыт Иной мир, окружен тайной, огражден чарами от глаз простых смертных. Попасть в него трудно, выбраться живым – практически невозможно.
А если вдруг не повезло тебе родиться Видящим, то прячься, беги без оглядки, ибо дар твой нежданный – проклятие.
Публикация на других ресурсах: Запрещено.
Примечания автора: Почти пост 1-й сезон (расхождение чуть раньше), особой жестокости не ожидается. Модерн-АУ.
Демон по своей сущности далек от канона Яны, равно как и от церковного демонического канона. Потому не поленюсь повторить: ООС! Всех и вся, не удивляйтесь. Правда, с обоснуем.
Сказка, как и всегда.


Пролог. Глава 1.
Глава 2.
Глава 3.
Глава 4.

Глава 5. Кошмар.

Сколько было начал
От крыла до меча.
Кровь ломает в висках
Свой последний причал.
Я забыл, что любил,
Ты забыл, что молчал.

Джэм, «Охота».


Дей замер, ошарашенно встретившись взглядом с Видящим. Подсознательно он был готов к насмешке, но небесные глаза переливались теплым сочувствием и неожиданным пониманием.

Неслышно выдохнув, на миг он сомкнул веки.

Предательство своих — дело не такое уж необычное. Дею и самому приходилось принимать не лучшие решения, когда на карту поставлены так называемые Высокие цели. И чаще всего по приказу.

Но несмотря на ситуацию, он оценил точность и осторожность, с которыми запечатали его память: обожженные сектора не уничтожили, так как это неизбежно нарушило бы целостность всего архива, и последствия могли стать разнообразнейшими. Одновременно такая бережность обеспечила дополнительный уровень защиты: не ощущая нарушений в общей структуре, Дей не мог увидеть локальные изменения.

То, что факт зачистки обнаружился теперь, было подстать чуду. По окончании обучения ни один Высший и помыслить не мог о том, чтобы пустить кого-то постороннего в свой разум, за исключением тех редких мастеров, кто на этом специализировался, поэтому-то скрывающая Завеса сооружалась столь тонкой и относительно безобидной. Даже пройдя в дюйме от нее, сам Дей не заметил бы ничего необычного.

Но, кто бы ни запечатал сведения, он явно не смог предугадать, что темный решится показать архив смертному, и что этот смертный окажется настолько глазастым.

Дей мысленно скользнул к выжженному участку, оценивая повреждения. После недолгих экспериментов и подсчетов выяснилось, что скрытые шкафы являлись вместилищем как минимум нескольких лет жизни, и содержимое их было не повреждено, но совершенно недоступно — самостоятельно восстановить память он не мог.

На миг подумалось, что у Жнеца стоило просить свиток не Меви, а свой собственный. Затем Дей привел разум в относительный порядок, стараясь не фокусировать внимание на искалеченной части, которая без защиты болезненно пульсировала, иронично напоминая о себе, и открыл глаза.

Искреннее участие из лазури напротив не исчезло. Дей хотел сделать вид, что обнаружение скрытых воспоминаний было задумано, но быстро отмел эту идею: выражение его лица в первые секунды наверняка исключило любое планирование в педагогических целях. Зато могло послужить прекрасным катализатором для дальнейшего сближения, успешно начатого в безумном человеческом транспорте.

— Как удивительно иногда получается, верно? — вымученно прошептал он. — Не думал, что когда-нибудь окажусь в такой ситуации: с изувеченной памятью и разъедающим чувством горечи.

Мальчишка моргнул, занавесив сочувствие учтивым интересом.

— Почему? У вас это редкость или ты неприкосновенен? — отвратительно близко к истине предположил он, заставив Дея мягко усмехнуться.

— Второе. Я силен сам по себе, но помимо этого приближен к Королеве, что делало возможность подобных манипуляций над моим сознанием просто немыслимой. До сих пор.

Смертный на это откровение грустно улыбнулся и, откинувшись на спинку дивана, задумчиво констатировал:

— Мы похожи больше, чем мне бы хотелось, — а затем, взъерошив челку пальцами, спросил: — Восстановить сможешь?

Такой вариант Дей успел рассмотреть со всех ракурсов, но выхода не нашел: одного только мысленного усилия не хватило бы, требовалась помощь извне. А к кому можно за ней обратиться, учитывая, что «благодетель», скрывший память, неизвестен? Риск усугубить и без того шаткое положение слишком велик.

— Сам — нет.

— Я так понимаю, что и говорить кому-то об этой «небольшой» проблеме ты не расположен? — вновь отличился проницательностью мальчишка и, увидев короткий кивок Дея, продолжил: — А идеи, кому ты так «угодил», что память стерли, имеются?

— Не стерли, запечатали. Если бы стерли, я заметил бы гораздо раньше, так как уничтожение такого объема информации не могло пройти бесследно для всей структуры, — поправил темный, мимолетно удивляясь, насколько серьезным стало лицо смертного. Будто он действительно переживал за него. — Что до идей... боюсь, что желающих предостаточно.

Мальчишка нахмурился, явно собираясь в очередной раз пройтись по стилю взаимоотношений фэйри, и Дей поспешил перевести тему.

— Но в данный момент меня больше интересует, как много ты понял об организации сознания, Сиэль.

Тот фыркнул, смешно сморщив нос, и Ши поймал себя на необъяснимом желании улыбнуться. Хотелось на манер пса встряхнуть головой, чтобы выбросить из нее столь неправильные мысли, но он только натянул на лицо непроницаемую маску — во избежание.

— Ну, на самом деле не так много, как мог бы, расскажи ты принцип сортировки содержимого шкафчиков, — сказал смертный, вновь рассеянно взлохматив волосы. — Каков он? По годам? Эмоциям? Действующим лицам? Навыкам?

— Все вместе и еще с десяток меток, — с удовольствием дополнил Дей, наблюдая, как в синей топи мелькает удивление.

— И ты там что-то различаешь?! — не сдержался мальчишка, ошалело захлопав ресницами. Затянутая пеплом рана в сознании отозвалась тянущей болью.

— И ты научишься. Просто начни просеивать воспоминания, определи основные вехи, выбери внешний облик структуры — остальное придет само. Давай, закрывай глаза.

Смертный зажмурился в тот же миг, и эта искренность в который раз за сегодня неприятно царапнула темного по атрофированной совести. Не должен был мелкий так легко начинать ему верить. И не должен был Дей в ответ на это доверие терзать давно отброшенное за ненадобностью сердце.

— Представь место, в котором ты чувствуешь себя в безопасности. Реальное или выдуманное — роли не играет. Почувствуй, как там все тревоги оставляют тебя, и ты остаешься один в спокойствии и безмятежности, — размеренно наставлял он, скользя пристальным взглядом по чужому лицу, с успехом используя шанс рассмотреть мальчишку поближе, не опасаясь очередного выпада острого языка.

То, что, по меркам смертных, тот был красив, сомнений не вызывало. А если быть честным с самим собой — и среди Ши он с легкостью нашел бы поклонников и поклонниц. Тонкие, даже благородные черты лица навевали мысль о том, что в роду у мальчишки числились явно не свинопасы, а выправка и манеры только подтверждали это.

Но несмотря на кажущуюся органичность, какая-то его частица казалась чужеродной для этого мира. Возможно, отстраненное равнодушие, но Дей все же обратил внимание на прохожих — почти у половины на лицах застыло схожее выражение. Кажется, оно стало визитной карточкой нового века. Быть может, манера речи — мальчишка изъяснялся не так упрощенно, как объекты наблюдений, но и это вполне объяснялось хорошим воспитанием.

Присутствовало в этом Сиэле что-то еще — невидимое глазу, но прекрасно различаемое интуитивно. Нечто такое, отчего Высший, начав заигрывать со смертным в электричке, на несколько мгновений потерял контроль сам. И теперь это неясное ощущение, подстегиваемое вспышками боли поврежденной памяти, лишь усиливалось.

— Получилось?

— Допустим, — осторожно ответил мальчишка, нахмурившись — и темный задумался-засмотрелся до такой степени, что почти протянул руку, чтобы разгладить возникшую меж бровей складку.

— Замечательно. Что ты представил?

— Разве рассказывать тебе не опасно? — Дей едва не выдохнул облегченно: чувство самосохранения смертному все же не отказало.

— Не думаю, что твои воспоминания представляют для меня хоть какой-то интерес, — резче, чем хотелось, парировал он и с удивлением заметил, что мальчишка улыбнулся.

— Библиотека.

— Что ж, неплохой выбор, хотя и несколько предсказуемый.

— Знал, что ты так скажешь.

— Да неужели? А теперь мысленно раздели память на крупные части — по десятилетиям или каким-то важным длительным периодам в твоей жизни — и закрой их в разные помещения... библиотеки.

С новым заданием мальчишка справлялся намного дольше — Дей успел не только до мельчайшей черточки изучить напряженное лицо, но даже предпринял попытку занять себя чтением. Правда, вскоре попытка была признана безуспешной, и он вновь вернулся к созерцанию смертного.

Это занятие с течением времени стало казаться почти умиротворяющим, несмотря на усиливающиеся в процессе вспышки головной боли. Однако он здраво рассудил, что эти вспышки могут быть ничем иным, как показателем возможности самостоятельного восстановления памяти. А потому любую боль стоило терпеть.

Единственное, чего не понимал темный: почему память реагировала именно на этого человека.

Наконец мальчишка, глубоко вздохнув, распахнул глаза — Дей не успел вовремя отвернуться и поймал его взгляд, полный душевной усталости и одновременно непонятного веселья.

— Две полки соорудил, — отчитался смертный, разминая затекшие от долгого сидения ноги. — Не думал, что это так чудовищно сложно.

— Если бы было легко, этот способ осваивали бы все Ши, а не отдельные энтузиасты, — снисходительно прокомментировал Дей. — Я даже удивлен, что за каких-то три часа ты успел не только более-менее разобраться в структуре, но и создать заготовки.

— Три часа?! — мальчишка заозирался в поисках циферблата и, убедившись в его словах, пораженно выдохнул: — А чувство, что не дольше получаса мучался. Почему так? В твоем сознании время словно растягивалось.

Дей пожал плечами, не желая углубляться в технические подробности восприятия.

— Куда двигаться, понял? — смертный кивнул, довольно поглаживая приземлившегося на плечо кота. — Теперь все зависит от скорости, с которой ты сможешь закончить организацию библиотеки. Только не переусердствуй — еще час, и я вернул бы тебя сам. Чересчур долгое пребывание внутри себя даром не проходит и для неподготовленного организма может стать фатальным.

— Сойду с ума?

— Скорее, не сможешь из него выбраться. Снаружи зрелище не очень аппетитное будет, можешь мне поверить.

Мальчишка хмыкнул, а затем, выпустив корогуша, подошел к все еще сидевшему на диване темному и неожиданно протянул ему руку.

— Спасибо, — мягко произнес он, позволив прочесть в своем взгляде неподдельную благодарность.

Пепелище прошило острой болью, заставив Дея мысленно зашипеть. Помедлив, он осторожно прикоснулся к чужой ладони. Внутри что-то екнуло, извещая о тактической ошибке, но он проигнорировал предупреждение и не разорвал рукопожатие.

— Рад, что смог помочь, — отозвался, с изумлением понимая, что не лукавит.

Губы мальчишки изогнулись в светлой улыбке, и Дей, прежде чем смог себя остановить, улыбнулся в ответ.

***

Ужин прошел тихо, за исключением того, что на сей раз Дей продемонстрировал вежливое желание помочь в его приготовлении. Смертный удивился, но с радостью скинул на него рутинную работу — чистку овощей. У Дея возникло странное ощущение, будто раньше он уже делал это, но подобное предположение было столь фантастическим, что темный быстро отмел его и просто молча насладился шоком мелкого, представив полную миску идеально почищенного картофеля.

Остаток вечера не представлял из себя ничего примечательного, разве что корогуш поглядывал на Дея с излишней подозрительностью и недружелюбием, но это было вполне оправдано: во время готовки кот слишком рьяно крутился под ногами (очевидно, думал, что Ши хочет отравить его драгоценного хозяина), за что получил удовлетворенное топтание по своему длиннющему хвосту. В ответ темный на пару минут разжился несколькими глубокими укусами на предплечье. Самое забавное, что владелец пушистого шарика без ножек о происходящих баталиях не подозревал — или не хотел подозревать, что в одинаковой степени развязывало руки обоим участникам.

— Чувствую себя так, будто моей головой пробили пару-тройку несущих стен, — мальчишка свернулся в компактный клубочек на диване, зажимая в ладонях чашку с чаем, и явно пытался проанализировать свое состояние.

Дей окинул его цепким взглядом, отметил густо-серые круги под глазами и тяжело вздохнул. Очевидно, что и три часа оказались излишними.

— Да, так бывает. Не вздумай пить человеческие лекарства, только хуже сделаешь, — строго сказал он и, увидев, как смертный опустил голову, куда мягче предложил: — Лучшее средство от психологической усталости — здоровый и крепкий сон.

Мальчишка поморщился и взглянул из-под ресниц:

— Сначала расскажи, что там с тем Жнецом. Он поможет?

Темный прикинул, какое количество информации может обнародовать с минимальными последствиями, и через несколько секунд ответил:

— Да, в обмен на небольшую услугу Жнец достанет свиток жизни Меви. Через пару дней он свяжется со мной сам.

Смертный кивнул, словно соглашаясь с какими-то своими мыслями, и на пробу поинтересовался:

— Насколько небольшую услугу? Что-то опасное?

Дей покачал головой, показывая, что не собирается разглашать подробности, и мальчишка понимающе хмыкнул.

— Ну смотри. Надеюсь, эта услуга не обернется проблемами для нас обоих, — с этими словами он поднялся и направился в спальню. — Пожалуй, воспользуюсь твоим советом. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — эхом повторил темный, провожая взглядом свою новоявленную головную боль.

Оставшись в одиночестве, он реквизировал дополнительную порцию какао, которое, увы, начинало подходить к концу, и устроился в облюбованном кресле перечитывать добытую книгу в восьмой раз. С каждым прочтением в ней открывалось все больше незамеченных ранее деталей, так что от скуки Дей на ближайшие часы был спасен. А после его ждала новая книга, забытая мальчишкой на кофейном столике.

Но добраться до произведения с интригующим названием «Мост через вечность» ему не удалось: около полуночи из спальни смертного послышались уже знакомые по прошлой ночи звуки — еле слышные рыдания и бессвязный шепот.

Несколько минут Дей с упорством, граничащим с упрямством, игнорировал их, убеждая себя, что ночные кошмары — явно не касающийся его вопрос безопасности, а потому следовало оставить мальчишку разбираться с ними самому.

Однако стоило ему прийти к подобному умозаключению, как из комнаты донесся особенно громкий всхлип, на который неожиданно отреагировала запечатанная память — всколыхнулась, обдавая жаром паленых воспоминаний, и буквально вытолкнула из уютного кресла.

Дверь открылась беззвучно, явив очертания знакомой спальни. Луна скрылась за облаками, и только благодаря особенностям физиологии Дей смог разглядеть остов кровати с мечущейся среди одеял фигурой. Состояние мальчишки оскорбляло эстетический вкус Высшего куда сильнее, чем в первый раз. Успешно оправдав себя этим, он приблизился к постели, грозно шикнув на вздыбившего шерсть корогуша, и неловко потянулся к плечу смертного.

— С-себ...Себастьян... — вдруг застонал мальчишка, и мольба и страх так тесно сплелись в его голосе, что Дей замер. Ничем не примечательное человеческое имя отозвалось в пепелище странной нотой причастности.

Отбросив несвоевременные мысли, он вновь потянулся к чужому плечу, одновременно как можно ласковее шепча:

— Сиэль, проснись, это всего лишь кошмар. Сиэль?

В следующее мгновение в трех дюймах от его лба просвистела пуля — весьма недурно для смертного при таком освещении и состоянии. Мир застыл и осыпался серо-синими осколками в неверном свете скользнувшей в окно луны. Дей до рези в глазах вглядывался в искаженное слезами лицо мальчишки. Растерянный и оглушенный, он не знал, что следует предпринять в подобной ситуации. Никогда прежде его не встречали в спальне револьвером, запрятанным под подушкой.

В расширенных зрачках на краткий миг мелькнуло узнавание и какая-то отчаянная, сумасшедшая радость, но вскоре все заволокло жгучим непониманием и ужасом. Рука с револьвером задрожала, и Дей решил не проверять, насколько смертному повезет в меткости во второй раз.

Не рискнув опуститься на постель, он медленно раскрыл ладони, показывая, что пришел с миром, и деловито поинтересовался:

— Ночные сорочки а-ля девятнадцатый век, Сиэль, серьезно?

Лицо мелкого вытянулось. Рука перестала дрожать и выпустила оружие. Дей выдохнул.

— В следующий раз это будет пуля из демонического железа, а не из резины, ясно, Высший? И, поверь, я не промахнусь, — ледяным тоном осведомил мальчишка, и темный понял, что в партии «соблазни недалекого смертного» ему только что поставили шах.

***

— Даже если я всего лишь буду пытаться разбудить тебя от кошмара? — с осторожностью в голосе спросил фэйри, и такое недоумение отразилось в его глазах, что Сиэль, несмотря на неподходящую ситуацию, едва удержал себя от смеха. Кажется, он случайно вышел за рамки предписанного сценария их игры.

— Даже если ты вообще войдешь в мою комнату, пока я сплю, — отрезал он, решительно настроенный донести суть происходящего до Ши.

Сегодняшний кошмар был хуже предыдущих: в него, словно отражение произошедшего с фэйри, прокралось зловоние жженой плоти и яркие отсветы пламени, обрамленные густыми клубами дыма. Спаситель в измененном сюжете сна прийти не успел, и Сиэля жадно поглотил огонь, не столь болезненный, как наяву, зато обрушивший на него пудовую ношу отчаяния и безысходности.

Ши даже не представлял, как ему повезло: в нормальном состоянии Сиэль имел все шансы не промазать, однако состояние аффекта сделало свое дело. И заодно свело на нет желание продолжать бессмысленную игру.

— Что ж, в следующий раз оставлю тебя заливаться слезами, — колко бросил фэйри, беспардонно опускаясь на кровать.

— Буду весьма признателен, — вернул любезность Сиэль и, ничуть не смущаясь, вытер влажные щеки рукавом сорочки. — Что-то еще?

— Я поклялся защищать тебя и держать твой дар в тайне, я раскрыл тебе засекреченную технику контроля Силы, — приглушенно начал фэйри, — так почему же ты до сих пор ни капли мне не доверяешь?

— Сделай личико менее скорбным, а то аж пенни подать хочется, — огрызнулся Сиэль, садясь окончательно и закутываясь в одеяло.

Ши еле слышно зарычал — весьма натурально и даже почти страшно.

— Тебе, я вижу, пора снова напомнить, как мы «тонкости проживания» обсуждали? — сухо ответил он.

— Определился бы уже, чего от меня хочешь: доверия или страха, — непримиримо отозвался Сиэль. — Если второго, то ты избрал неверную тактику. Можешь хоть все кости переломать, больше бояться тебя от этого я не стану.

— Значит, все-таки боишься? — поймал на слове фэйри. Сиэль хмыкнул, спокойно встречая ищущий взгляд.

— Не боятся только безумцы и те, кому нечего терять.

— И какую же тактику мне стоит выбрать, если я хочу доверия? — помолчав пару мгновений, задумчиво спросил Ши.

— Бесполезно, — разочаровал его Сиэль. — Не трать время и нервы.

— «Не доверять фэйри» выгравировано на подкорке? — он кивнул. — Но зверушке своей ты доверяешь, а корогуш — типичный представитель Низших.

Снеж зашипел, оскалив клыки, и Сиэль успокаивающе положил руку на его загривок. Отстирывать с простыней чужую кровь желания не было.

— Снежок — исключение, лишь подтверждающее правило, — пояснил он. — Мы связаны с ним так крепко, что я, не задумываясь, доверю ему жизнь.

— Значит, у меня нет шансов? — равнодушно уточнил Ши, и Сиэль хотел было высказать, все, что думает о столь смехотворном предположении, но заметил странный отблеск в багряных глазах.

Нашарив рукой ночник, щелкнул выключателем — полумрак смягчился, отступая и прячась по углам комнаты. Проморгавшись и привыкнув к свету, Сиэль вдруг подался вперед и пристально вгляделся в затухающие радужки.

Следовало признать, фэйри весь сегодняшний день был странным более, чем обычно. И если поначалу его уловки и впрямь оставались уловками, а за тьмой в глазах явственно виднелась пронзительная насмешка, то после произошедшего с архивом что-то надломилось в нем. Будто он, несмотря на отрицаемую возможность этого, все же чувствовал отголоски сожженной памяти. И эти отголоски неуловимо меняли надменного Высшего.

В конце концов, когда они пожали руки, ответная улыбка фэйри была не менее искренней, чем его собственная.

Доверять ему было бы ошибочным, Сиэль знал это, и тем не менее, не мог игнорировать тот факт, что верить уже начал. Ведь до чего удобно было бы Ши оставить его бродить в недостроенной библиотеке. Сумасшествие на Вуаль едва ли повлияло бы. И — формально — обучение считалось бы завершенным.

Поэтому, убедившись, что правильно разобрал выражение чужих глаз, Сиэль протянул руку и легонько ткнул фэйри в кончик носа, заставив того вздрогнуть от неожиданности.

— А зачем тебе это? — улыбнувшись, он склонил голову набок. — Твое развлечение романтикой шито белыми нитками, и я больше не подыграю.

Во взгляде Ши вспыхнуло понимание пополам с шоком, и Сиэль едва удержался от детского желания показать язык.

— Ты подыгрывал? Этого не может быть, Ши идеально владеют собой! — воскликнул фэйри, на что Сиэль только выразительно приподнял бровь.

— Ты прав, обычно вы являете собой образец невозмутимости и нечитаемости, — согласился он, и, дождавшись, когда фэйри победно усмехнется, припечатал: — Но твои эмоции для меня все равно что зеркало. И нет, я понятия не имею, отчего так.

Фэйри пару минут молча буравил взглядом меланхолично улыбающегося Сиэля, пока наконец, решив что-то про себя, не хмыкнул.

— Становится все интереснее... Сиэль, — на его лице расплылась предвкушающая ухмылка, и Сиэль, чувствуя разгорающийся азарт в крови, скопировал ее.

— Пожалуй, ты прав... Дей.

Снеж недовольно чихнул, напоминая о себе, и Сиэль, молчаливо извиняясь, погладил его между ушами.

— И все-таки, отчего ты так сильно не любишь Высших? — с насквозь фальшивым безразличием спросил Ши.

Сиэль вскинул на него мгновенно потемневший взгляд.

— Что ж, почему бы не рассказать, — он вновь оперся на подушки и, прикрыв глаза, зарылся пальцами обеих рук в шерсть корогуша. — Незадолго до своего десятилетия я познакомился с Евой. На тот момент ей исполнилось девятнадцать, и Дар уже перешел в стадию плато. Именно она научила меня основам: как свыкнуться с Силой, как не потеряться в Ином мире, как скрыться от него и как жить с этим знанием, притворяясь обычным смертным. Без нее шансы дожить свободным до четырнадцатилетия были бы ничтожны. Она стала самым близким мне человеком после смерти родителей.

— Смерти родителей? — переспросил фэйри, и Сиэль бросил на него острый взгляд.

— Ты наверняка знаешь, что Дар просыпается после сильного потрясения. В моем случае это была автокатастрофа, — тихо ответил он и, помедлив, продолжил: — Мы общались пять лет. Она, несмотря на не слишком легкую из-за Дара жизнь, осталась удивительно светлым человеком. Верила, что и на вашей стороне есть что-то хорошее. До последнего верила... У Ши существует очень подлая тактика для поимки Видящих, не так ли? Притвориться отступником или даже смертным, втереться в доверие, влюбить в себя и... подтолкнуть добровольно надеть амулет. Ведь если Видящий наденет оковы сам, срок его службы может дотянуть до века, — он горько усмехнулся, видя, как на лице фэйри проступило понимание. — Ее кавалер мне не понравился сразу, был слишком идеальным. Но Ева не желала замечать, думала, что я ревную, мы страшно ссорились, и, в конце концов, я последовал придуманным ею правилам. Тот Высший так и не понял, что знакомых Видящих у него случайно оказалось двое. В последний раз, когда я ее видел, у нее на шее уже висел амулет, а глаза были пусты. Вот и все. Ее сказка закончилась бездарным концом.

Сиэль поежился, невольно вспоминая пронзительно-золотые и, несмотря на теплый цвет, ледяные глаза Высшего. В истинном облике он встретил его лишь раз и чудом не выдал, что видит больше, чем следовало.

— Поучительно, — в алеющем взгляде отчетливо распахнуло объятие сожаление, и Сиэль фыркнул, отгоняя наваждение принять его.

— Чрезвычайно. Как видишь, повода доверять фэйри у меня нет ни единого.

— И все же имя мое ты не потребовал, — напомнил Ши. — Очень недальновидно.

— Я уже говорил: знать твое имя — значит подвергать себя неоправданному риску. С твоей же стороны в первую очередь. А я жить хочу. Долго и желательно подальше от вас.

— Понимаю, — фэйри поднялся, и эмоции в глазах смазались сумраком. — Но попыток не оставлю, хотя и внесу поправки в конечный итог. Полагаю, тебе давно пора спать.

Озадаченный этими словами, Сиэль растерянно кивнул.

— Да, пожалуй, — пробормотал он, возвращая подушку на место и укладываясь поудобнее.

Фейри по-настоящему мягко, а оттого — непривычно, улыбнулся и провел ладонью в воздухе над его головой.

— Спи. Завтра игра продолжится.

Сиэль попытался ответить, но язык, как и веки, вдруг стал тяжелым, а вернувшаяся полутьма показалась удивительно убаюкивающей.

Ши, оглядев заснувшего юношу, удовлетворенно кивнул и неслышно вышел за дверь.

На следующее утро в гостиной на окне колыхались от легкого ветра и ниспадали шелковой волной до пола шоколадные шторы.

@темы: Себэль, Чары

URL
Комментарии
2015-03-28 в 15:43 

de_maria_na
Окукливание по любви / Плавать по морю необходимо, жить – не так уж необходимо.
:red::red::red:

2015-03-28 в 15:57 

Fuyu-no-Yume
Я ещё много хорошего натворю… ©
^_______________________________________________________________________________________________^

2015-03-29 в 00:26 

Спасибо за замечательно тёплую главу. И игра принимает серьёзный оборот, судя по шторам )))) Цель превратилась из "недалёкой" в интересную и даже немного опасную, как показали последний случай в электричке, непонятная головная боль, просвистевшая у головы пуля и частично раскрытые Сиэлем карты. Давай, Дей, играй, ещё немного, и ты снова станешь Себастьяном )

2015-03-29 в 10:21 

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
de_maria_na, Fuyu-no-Yume, :sunny:

dont_forget, ещё немного, и ты снова станешь Себастьяном
Должна сказать... а может, и не должна, но все равно скажу:-D Что этот эпичный момент случится ближе к концу :shuffle: А до конца там еще..уууу... даже я не знаю, как именно долго:facepalm:
Спасибо вам за теплый отзыв на теплую главу :sunny::sunny::sunny:

URL
2015-03-31 в 13:49 

Motafika
Ахах, такими темпами Себастьян скоро все-таки поменяет интерьер в его квартире :lol:
как удачно я сюда зашла, мне прямо везет сегодня ~

p.s.: а этот Высший, о котором говорит Сиэль... мы еще услышим о нем? :eyebrow:

2015-03-31 в 18:02 

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
Motafika, такими темпами Себастьян скоро все-таки поменяет интерьер в его квартире
А кстати да...:-D
а этот Высший, о котором говорит Сиэль... мы еще услышим о нем?
Не знаю, есть пара идеек, посмотрим по ходу дела ;-)
Спасибо за отзыв ^^

URL
2015-04-05 в 23:16 

Niel Ellington
And I'd choose you; in a hundred lifetimes, in a hundred worlds, in any version of reality.
Ну зачем, заче-е-е-м я открыла, не дождавшись окончания? :weep2:
Дорогой автор, вы своим "Прочти в моих глазах" снова упороли меня по себэлю, вернули в фандом и продемонстрировали, что там еще не всё потеряно. Прочла ВСЕ, что у вас есть, но... но... Ну почему я так и не научилась не открывать впроцессники? :weep3:

По самим "Чарам" постараюсь найти внятные слова, а то пока тут только что-то вроде "ня, кавай, ой ми-ми-ми!" и "Дайте еще!" :shy:

2015-04-23 в 07:16 

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
Niel Ellington, добро пожаловать)))) Сказки, они такие - затянут незаметно, но крепко))
В фандоме же не просто ничего не потеряно, там еще ух как много чего не найдено, как по мне)))) Просторы для фантазии необъятные))
Рада, что понравилось "Прочти", это моя самая любимая и серьезная на данный момент работа) Законченная, конечно:-D
Что до "Чар".. эх, сочувствую и понимаю ваше расстройство, сама так мучаюсь с некоторыми вещами)) Вроде и привычка не открывать развилась, а все одно, на те же грабли:facepalm: Но уверена, с учетом графика выкладки, к концу "Чар" вы забудете, что в начале было, так что все равно - перечитывать))) *если, конечно, фандом вас вновь не отпустит)))*

URL
2015-04-23 в 14:33 

Niel Ellington
And I'd choose you; in a hundred lifetimes, in a hundred worlds, in any version of reality.
S. Kaspij, да я уже перечитала :shy: Ближайший месяц у меня точно посвящен себэлям, а дальше посмотрим :D

В фандоме же не просто ничего не потеряно, там еще ух как много чего не найдено, как по мне)))) Просторы для фантазии необъятные))
Да я полазила по сообществу, обзорам, спросила про классику - и мне накидали ссылки на такой фикбук... :facepalm: Вы пока - один из двух русскоязычных авторов, которые НОРМАЛЬНО пишут по ТД и которых я разыскала ) Может, посоветуете что?)

2015-04-23 в 20:35 

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
Niel Ellington, вообще, говоря о "неохваченном" я подразумевала ненаписанное. :-D И список сей пополняется чаще, чем позволяет ритм жизни.
Но некоторые произведения действительно могу назвать. По тд читаю редко, в силу многих причин, и некоторые работы незакончены.
Загляните в мой сборник. Там не всегда отбор шел по качеству, чаще за идею, но годнота тоже присутствует. Например, мне порой нравится перечитывать "Si Deus me relinquit" от Синего Мцыри.
Если отсортируете сей сборник по дате добавления в него, то увидите три последние работы (две из которых закончены). Авторы свежие, если можно так выразиться, но стиль мне понравился. (loenora,Dark Cheshire, rautendelein).
У Beatitudinem больше всего нравится "Вспомни меня настоящего", остальные в процессе, не читаны, поэтому о них судить не могу.
Еще, если близко дружите с образностью (абсолютно серьезное предупреждение), попробуйте "Лесной трамвай заблудших" от Grace Rafferti. Очень трогательные отношения.
Классику (ну, кроме Мцыри), советовать не буду, наверняка до меня уже сказали)
Надеюсь, смогла хоть немного помочь))

URL
2015-04-23 в 22:01 

Niel Ellington
And I'd choose you; in a hundred lifetimes, in a hundred worlds, in any version of reality.
S. Kaspij, большое спасибо! :squeeze: Побегу приобщаться ))

2015-06-12 в 21:57 

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
Motafika, Не знаю, есть пара идеек,
не просто услышим, черт возьми, а познакомимся, потрогаемся, поговорим и чего только не сделаем. оно оживает:susp:. мне показалось скучным отпускать Дея в свой мир, не повоевав напоследок.:lol:

URL
   

Et le ciel a mis ses ailes

главная