Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:18 

"Чары", глава 9.

S. Kaspij
Я не верю в страшные сказки.
Всех с наступающим Новым Годом! :sng:

Чары
Автор: СинийКаспий
Пэйринг: Sebastian/Ciel
Рейтинг: R
Жанры: Романтика, Драма, Мистика, Психология, Hurt/comfort, AU, Повседневность, Мифические существа, UST.
Предупреждения: OOC, Насилие.
Описание:
Тончайшей Пеленою укрыт Иной мир, окружен тайной, огражден чарами от глаз простых смертных. Попасть в него трудно, выбраться живым – практически невозможно.
А если вдруг не повезло тебе родиться Видящим, то прячься, беги без оглядки, ибо дар твой нежданный – проклятие.
Публикация на других ресурсах: Запрещено.
Примечания автора: * Почти пост 1-й сезон (расхождение чуть раньше).
* Модерн-АУ.
* UST.
* Демоны по своей сущности далеки от канона Яны, равно как и от церковного канона.

Главы 1-3 вычитаны с помощью Демона М.

Читать на Книге Фанфиков
Читать на Фанфикс.ми

Пролог. Глава 1.
Глава 2.
Глава 3.
Глава 4.
Глава 5.
Глава 6.
Глава 7.
Глава 8.

Глава 9. Сатисфакция.

Ветер уносит обрывки не нами несказанных слов.
Все миновало — и битва, и пепел сожженных мостов.
Щит не сберег меня,
Я проиграла бой.
Мне ли, судьбу кляня,
Вслед закричать: «Постой!»

Йовин, «Прощай».


— Знаешь, под «домом» я подразумевал свою прихожую или, на худой конец, гостиную, но никак не центральную дорожку в Беркли-сквере, — озадаченно протянул Сиэль, едва развеялось чернильное облако портала.

— При желании, мои перемещения можно отследить, — в голосе фэйри проскользнуло нечто, напоминающее смущение, и Сиэль мгновенно перевел на него взгляд. — Наверняка после возвращения каждое мое использование Силы будет проверено и оценено, пусть и не совсем официально. Думаю, ты понимаешь, что объяснить одно перемещение в твою квартиру, не привлекая внимания к твоей личности, несравнимо проще, чем два.

Сиэль нахмурился, коря себя за то, что не подумал о последствиях подобных путешествий сам.

— Почему не сказал об этом сразу? Вернулись бы, как в прошлый раз. Дольше, но, видимо, безопаснее.

Дей хмыкнул и, безо всякого пиетета схватив его за руку, потащил к выходу из сквера, по пути насмешливо бросив:

— Ну Принцам же положено чем-нибудь жертвовать во имя Спящих красавиц, верно?

— Только не свободой последних, — мрачно отозвался Сиэль, осознав, чем могло обернуться второе открытие портала в его квартире. Даже удаленность этого сквера не давала гарантии, что никого не заинтересует, отчего Дей дважды оказывался в радиусе пары-тройки кварталов от точки перехода через Пелену. Ведь для потенциального смертника куда логичнее бежать от нее как можно дальше.

— Именно поэтому я вовремя вспомнил этот прелестный уголок, — кивнул Дей. — Мы проходили мимо него по пути в магазин, если я не ошибаюсь?

— Не ошибаешься, — согласно выдохнул Сиэль и досадливо поморщился: фэйри явно стремился как можно быстрее оказаться за пределами парка и тянул его за руку, не соизмеряя скорость их передвижения.

Сиэль едва поспевал за ним, даже не пытаясь осмотреться по сторонам. Впрочем, он и так знал, что увидит: Беркли-сквер имел определенную «славу» и казался знакомым даже тем британцам, кто никогда его не видел. Сам Сиэль, например, совершил здесь в свое время виртуальную прогулку, вынужденный составлять компанию Еве в просмотре одноименного сериала, а потому не горел особым желанием остаться и сравнить впечатления.

Кроме того, в силу обилия зелени, в тени здешних деревьев любили порезвиться некоторые виды фэйри. И не всех из них отпугнула пришедшая с Самхейном власть зимы. На мерцающие островки травы и шепчущиеся кроны платанов Сиэль внимания не обращал принципиально, но все равно видел краем глаза и чувствовал нитями взгляда, не способный хоть на миг стать по-настоящему слепым.

Разноцветные всплески чужих чар раздражали и без того слезившиеся от ветра глаза, навязчивый шепот и приглушенный смех сливались с шуршанием гравия под подошвами ботинок — он, в отличие от Дея, совсем не умел передвигаться неслышно без поддержки Пелены, — все это трепало сознание Сиэля, как кот — плюшевую мышь. То ли из-за строящейся Библиотеки, то ли из-за участившихся кошмаров, но привычный контроль трещал по швам, обещая в скором времени срыв. И в случае Сиэля было неважно, какой именно — магический или эмоциональный, он поставил бы под угрозу не только планы, но и столь лелеемую им свободу.

Именно поэтому знакомую свечу-вспышку он заметил слишком поздно: на этот раз она не исчезла, мигнув вдалеке, а взвилась обжигающим пламенем, дыхнув в лицо чистейшим сгустком Силы — яростной, опасной и непримиримо-светлой. Сиэль не успел закрыться и, по совести, даже не представлял, как вообще мог бы это сделать, но на резкий рывок Дея за руку времени хватило — и мгновением позже в землю, куда собирался ступить Ши, вонзилось тонкое, раскаленное добела лезвие.

Дей, оправдывая свою сущность Высшего, сориентировался немедля: за какую-то долю секунды отпихнул Сиэля за ближайшее дерево и встал в боевую стойку, не пытаясь убежать, но пристально вглядываясь в сгущающиеся вечерние сумерки. Не совсем аккуратное столкновение с платаном заставило Сиэля зашипеть от боли, но ссадина на руке неожиданно помогла сосредоточиться, отсекая второстепенный шум, и он, осторожно высунувшись из-за дерева, внимательно оглядел дальний конец аллеи: именно оттуда пришла волна света.

Долго смотреть не пришлось, достало малой толики Силы, и приближающаяся ночь расступилась, открывая закутанную в серый плащ высокую фигуру. Незнакомец шел к ним медленно и уверенно, словно знал, что Дей не ответит на его подлую попытку покушения. Знал это, как ни странно, и Сиэль: он буквально почувствовал, как в один миг расслабились напряженные плечи, а рука, готовая выхватить оружие, опустилась.

Еще пара шагов — и тень от глубокого капюшона больше не могла скрыть лицо незнакомца. Светлое, хоть и не такое бледное, как у Дея, с тяжелым изгибом густых бровей и узкими, едва видневшимися губами — оно было по-своему красиво, если бы не глаза. Радужки из ледяного золота и стылая тьма в точке зрачка — Сиэль охнул и отшатнулся. Спина взмокла мгновенно.

Он не знал, что связывало этих двоих, но точно видел реакцию Дея — так, не смотря ни на что, смертельных врагов не встречали. А если фэйри были знакомы или, не дай небо, по своим меркам близки… Сколько отныне стоила его свобода?

Он прижался к дереву, словно оно могло защитить от воображенного ужаса, и все-таки не выдержал: выглянул снова.

Как раз этот момент выбрал Дей, чтобы сказать:

— *Эльмар, только не говори, что это тебя я должен благодарить за расстроенную помолвку?*

Названный фэйри криво ухмыльнулся — и столько неправильной, изломанной ненависти и затаенного темного торжества было в этой ухмылке, что Сиэль невольно засомневался в ранее сделанных выводах.

— *Ты заслужил куда большего, мерзкий выродок,* — тихое, скованное льдом шипение мало походило на тот сладкий чарующий голос, который помнил Сиэль.

Он неслышно выдохнул и прислонился к коре пылающим лбом: клетка явно откладывалась. Не в привычках Дея позволять столь нелестные высказывания кому бы то ни было.

— *За что ты мстишь мне на сей раз? Знаешь же, убить друг друга мы все равно не можем,* — голос темного фэйри был спокоен и тверд, Сиэль даже испытал нечто, похожее на гордость, но не забыл отложить в памяти любопытную в своем значении фразу.

— *Не прикрывайся приказом Оберона, его власть не вечна,* — выплюнул Эльмар и зловеще оскалился: — *У тебя получилось избежать казни, но я ожидал этого.*

Сиэль мысленно присвистнул: интересные дела творились в Ином мире, если Король Благого Двора личным приказом запретил темному и светлому устраивать друг другу рандеву со смертью. Не все так просто с тем светлым, да и с темным, по-видимому, тоже.

Дей холодно усмехнулся, но его лед ощущался привычным и неопасным, особенно по сравнению со светлым. Вот уж точно — не смешивай понятия света и добра. В глазах Эльмара добра не набралось бы ни на гран. Это Сиэль понял еще четыре года назад и сейчас видел перед собой подтверждение.

— *И решил, что сможешь отмыться, если убьешь меня до официального объявления о помиловании?* — проницательно заметил Дей. — *Поздно, Эль, его обнародовали несколько часов назад.*

Странно, но он, казалось, не только не боялся недвусмысленных угроз, но и почти в открытую подначивал светлого собрата, словно проверяя его выдержку. С точки зрения Сиэля это все же было несколько нездорово, но вмешиваться он не собирался: его собственная судьба сейчас дрожала на ветру, едва прикрытая полами черного плаща. Потому что, если этот Эльмар действительно следил за ними у магазина, то не мог не обратить внимания на неестественную триаду: Ши, таскающего покупки смертного мальчишки, Низшего, изо всех сил изображающего домашнее животное, и, наконец, самого мальчишку, без сомнения видящего обоих фэйри. Выводы смог бы сделать и полный идиот, а светлый, к несчастью, таковым не являлся. И теперь только Дей отделял Сиэля от повторения участи Евы.

— *Что?!* — кажется, весть о реабилитации Дея до светлых земель еще не долетела: Эльмар выглядел разочарованным и разозленным, и Сиэль едва подавил порыв бессовестно захихикать. — *Это ничего не меняет. Ты наверняка подговорил Жнецов или нет… ты умолял Королеву, тебе ведь не привыкать пресмыкаться перед ней?*

— *Лучше замолчи,* — голос Дея ломким льдом оборвал ненавидящий шепот.

Светлый подошел очень близко к краю — еще пара подобных фраз, и Сиэль лично поможет Дею спрятать труп. Мысль о том, что влезать в разборки фэйри ему совершенно необязательно, так и не пришла.

— *Ты виновен, пусть и не в смерти своей темной подстилки,* — Эльмар упорно рыл себе могилу, словно не замечая, как рука Дея медленно скользит по плащу. — *Слишком долго я готовился, чтобы отпустить тебя, слышишь?!* — внезапно вскричал он и ринулся вперед.

Сиэль инстинктивно вжался в несчастный платан, как никогда искренне желая оказаться максимально далеко не только от обоих Ши, но и от явно проклятого Беркли-сквера. Движения светлого он не увидел — к Дею скользнуло смазанное серое пятно. Трава застыла, золотясь в тусклом свете фонарей, шепот в кронах стих, словно переключателем щелкнули — и вязкую тишину сквера разбил страшный скрежет приветствующих друг друга клинков.

Сиэль смотрел и не видел, слышал — и не мог поверить, что не чудится. В нескольких шагах от него — так до тошноты близко — сражались двое. И единственное, на что ему хватало духа — не закрывать глаза.

Дей бился холодно и отстраненно: серия блоков сменяла одна другую, он не пытался нападать, уйдя в глухую оборону, и эта странная тактика — столь явное намерение не нарушать приказ Благого Короля — внушала уважение и опасение одновременно.

Светлый же, казалось, напрочь потерял голову — даже на неискушенный взгляд Сиэля его защита пестрела такими дырами, что лишь несвоевременное благородство Дея сохраняло ему жизнь. Он нападал, не прерываясь, — укол, разворот, снова укол — и золотые глаза полыхали настолько ядовитой жаждой смерти, что Сиэль сцепил зубы, чтобы ненароком, по осколкам детской памяти, не прошептать Дею заговор на удачу. А потом и щеку изнутри прикусил: понял, что губы сами, бессознательно, запретные слова произносить начали.

Каждый раз, когда короткий, со странно-прозрачным лезвием кинжал Дея соприкасался с извитым, как змея, клинком светлого, сердце пропускало удар. Все чудилось, еще чуть-чуть — и он не выстоит, не отразит, ослабнет на миг, и тогда случится непоправимое.

Откуда пришло это ожидание поражения, Сиэль не знал и знать не желал — только осел на землю, по-прежнему обнимая ствол, и, стараясь не забывать дышать, смотрел. Даже слушать перестал, бездумно сосредоточившись на постепенно теплеющей коре под ладонями, потому что каждое свидание кинжалов отзывалось жутким лязгом взбешенного металла. Слышать это было больно.

Поэтому рубленные фразы светлого он понял не сразу — вначале услышал, и лишь через мгновение сознание подсказало их значение.

— *Ты виноват. Всегда только ты. Влезаешь в самое сокровенное. Разрушаешь все, к чему прикасаешься. Даже мою Блайн уничтожил. Ненавижу, ублюдок темный!* — бескомпромиссные слова душили Сиэля липкой злобой и бессильной завистью — он и представить не мог, каково находиться под прицелом этой речи, когда и до него долетало столько, что тошнота подступала к горлу непроизвольно.

Дей резко отбил очередной выпад и неожиданно отпрыгнул назад, почти к самому дереву и сжавшемуся у его корней Сиэлю, а затем изобразил какой-то финт кинжалом, изящно прокрутив его в воздухе, и невыразительно уточнил:

— *Вижу, крепко тебя приложило, Эль. Не напомнишь случаем, кто такая Блайн, а то обидно умирать, не зная, за что…* — глаза Эльмара зло сверкнули, и темный с видимым удовольствием добавил: — *Кстати, зря ты происхождение затронул… Мать не оценит.*

Финт, видимо, означал нечто вроде перерыва, поскольку светлый, хоть и не опустил клинок, но нападать снова не спешил. Напротив, стоял, склонив голову на бок, и скользил по Дею оценивающим взглядом.Острое отчаяние обреченного на смерть притаилось в нем — это заставило Сиэля выползти из-за своего платана и прижаться к нему боком: на аллее явно намечалась интригующая сцена, и пропустить хотя бы часть ее казалось кощунством.

— *Не удивлен, что не помнишь,* — светлый хрипло рассмеялся. — *Тебе же все на пару ночей… А она не забыла, мой солнечный лучик… Столько лет встречи искала, но ты же, как всегда, свободный и дерзкий. Что тебе какая-то светлая?*

Передышка в виде разговора пошла Сиэлю на пользу — больше не хотелось стать микроскопической пылинкой без страха, тревог и боли, — а потому претензии он выслушал с интересом и удивленно покосился на Дея. В его исключительную вину он не поверил: в подобных ситуациях рыльце в пушку всегда у обоих. Хотя, судя по заиндевевшей физиономии Эльмара, девушка решила проблему неразделенных чувств самым радикальным способом, по сути, не оставив ему выбора, кому мстить.

— *Я как мог отвлечь пытался, но, в конце концов, она растворилась в мире,* — полностью оправдал ожидания светлый. — *А ты даже не заметил, смеялся, как ни в чем ни бывало, ложился в постель со всеми подряд… Это ты убил ее, Дей,* — он отвел глаза, а когда поднял, в них взметнулось черное пламя, и узкие губы сложились в издевательскую усмешку. — *Но ничего, теперь-то я знаю твое слабое место.*

Дей напрягся — Сиэль почувствовал это, и ушедший было страх вновь капля за каплей стал просачиваться в сознание.

— *Мне, безусловно, жаль твою Блейн, Эль, но ты бредишь. О каком слабом месте идет речь?* — он произнес это так уверенно и спокойно, что Сиэль понял: блефует.

К сожалению, понял не только он.

— *О глупом мальчишке-Видящем, что прячется за деревом и пытается не трястись от ужаса, разумеется. Думал, я не замечу? О, Древние, видели бы тебя родители! А лучше — Совет! Высший Ши, как преданная шавка, ходит по пятам за жалким смертным и без контракта выполняет унизительные приказы… Смотреть противно!*

— *Эльмар…* — предостережения в тихом голосе Дея бы не услышал только глухой.

— *А может, у тебя какой-то личный дефект? Я слышал, у многих темных это бывает. Может, ты…* — и, судя по всему, светлый.

— *Эльмар-р-р…* — Сиэль машинально сглотнул и от всей души порадовался, что сегодня, в этот час Дей, пусть темный, пусть дефектный, но — на его стороне. Хотя бы относительно. На противоположной оказываться решительно не хотелось.

— *Впрочем, заболтались мы,* — светлый вдруг широко улыбнулся и, словно решившись на что-то, закончил: — *Заберу-ка я у тебя этого мальчишку, раз так печешься о нем.*

И легко метнул в сторону Сиэля знакомое бело-пламенное лезвие.

Промахнуться с такого расстояния для фэйри было невозможно, а скорость броска сводила на нет преимущества сущности Дея. Он успел перехватить само лезвие, но спаянную с ним волну огня отразить полностью не смог.

Все произошло мгновенно: перед удивленно расширившимися глазами Сиэля, не успевшего толком испугаться, возникла ослепительно-алая точка, разрослась до гигантских размеров и…

…зашипела, разбившись о кружевную вязь серебристо-зеленых нитей Силы, укрывшую его тело тончайшим пологом.

Сознание словно разделилось на две неравные части.

Одна, меньшая, хладнокровно зафиксировала стремительное ответное движение Дея и короткий вскрик светлого, когда прозрачный клинок пронзил его грудь.

Вторая — не к месту восторженная — с детским любопытством разглядывала чудное плетение, только что спасшее ему жизнь, и изумлялась непривычно яркому изумрудному цвету некоторых нитей. Такого цвета, связанного с Иным миром, Сиэль не видел никогда и искренне считал, что Пелена — воплощение серости, пусть и с поражающим воображение количеством оттенков.

Зеленые нити вились почти насмешливо, не даваясь в руки, но ласково касаясь его волос. Сиэль расслабленно прислонился к дереву, и они тут же расплелись и втянулись в ствол, а спину обдало волной тепла, успокаивающей и светлой — он только и успел, что ресницами похлопать, не решаясь поверить в случившееся.

Его спасла одна из тех, кого он много лет назад научился опасаться и всеми силами избегать.

Сиэль встряхнул волосами, заставляя себя вернуться к реальности: не время было размышлять о мотивах нежданной защитницы.

И вовремя: Эльмар судорожно пытался зажать рану на груди ладонью, но не слишком преуспевал в этом и отступал — по шагу, в бессильной ярости скаля зубы, обжигая его нечитаемым взглядом, но отступал.

— *Не дави на жалость, Эль,* — бесстрастно прокомментировал представление Дей, — *не так уж серьезно я тебя ранил. Зато, надеюсь, донес простую мысль: этот смертный мой. Попробуешь ему навредить — убью.*

Светлый замер на миг, недоверчиво сощурившись, а потом победно ухмыльнулся:

— *Все-таки я был прав. Слабое, очень слабое место,* — и резко перевел взгляд на Сиэля: — До скорой встречи, мальчик. Поздравляю, тебе удалось заинтересовать и меня.

Дей глухо зарычал, но Эльмар вскинул руку и что-то негромко произнес. Дымчатые всполохи Пелены сгустились в плотный осязаемый туман, и в самой его сердцевине возникла узкая светящаяся щель. Мгновение спустя светлый шагнул в нее. Переход захлопнулся, и ворох серебристых завихрений вновь хаотично разлетелся по сторонам.

Сиэль застыл, боясь, что разум вновь играет с ним, и не сразу услышал, как его зовут.

— …Сиэль, — судя по взволнованному и слегка недовольному тону, Дей повторял его имя далеко не в первый раз.

— Что? — он поднял глаза и понял, что лицо фэйри над ним подозрительно расплывается. — Я в порядке. А ты?

— Врешь, — бесцеремонно отрезал Дей и, подхватив его под мышки, легко поставил на ноги. — У тебя вид, словно это ты, а не я сейчас сражался. Потерпи немного, — с этими словами он притянул несопротивляющегося Сиэля ближе и прижал к себе, крепко обхватив его за плечи. — Кажется, ты с непривычки выплеснул в мир больше Силы, чем стоило. Досмотрелся, проще говоря. А у нас уже нет времени лечить тебя традиционными средствами — закат через четверть часа.

Голос Дея доносился до Сиэля отдаленно, сознание пребывало в странной пустоте, но не страшной и почти уютной, а надежные объятия фэйри приносили умиротворение и, казалось, понемногу возвращали силы. Поэтому сопротивляться им было глупо — и он выдохнул облегченно, нерешительно сцепляя руки на спине Дея и утыкаясь носом в его грудь.

— Ты хорошо с ним знаком, — тихо сказал Сиэль пару минут спустя. Одна рука фэйри поднялась и осторожно зарылась в его волосы, вызвав иррациональное желание поддаться и откинуть голову назад.

— Вынужденно. Он довольно известная персона в нашем мире, — вздохнул Дей.

— Неужели?

— Как-никак наследник Благого Двора.

Новость о потенциальной коронованности светлого Сиэля не поразила: даром, что принц, на всю голову ведь спятивший, о чем он не постеснялся сообщить.

— Да, он всегда был… как у вас говорят? Не от мира сего. Впрочем, светлые все… нетипичные.

Сиэль фыркнул и с удовольствием втянул носом еле уловимый аромат полыни. Приступ незапланированной ностальгии и очередного сравнения не в пользу фэйри пришлось замаскировать смешком:

— Твоя политкорректность просто умиляет. Светлый в выражениях на твой счет не стеснялся, и что-то мне подсказывает: среди своих он такой не один.

— Увы, толерантность — не самая сильная их черта. Как и наша, кстати.

— Да-да, имел возможность убедиться лично… Но почему он так тебя ненавидит? Как будто ты его пассий систематически отбиваешь, а они потом каждый раз на себя руки накладывают.

Дей молчал несколько секунд и, когда Сиэль уже не ждал ответа, сказал:

— У него ко мне старые счеты. Старые и, по его мнению, нескончаемые. Всю жизнь я ему, горемычному, испортил. Уверен, эта Бель или как ее там — просто очередной повод попытаться меня убить. Жаль, я на него сразу не подумал, понадеялся, что Эль немного утихомирился. Последние полвека он был на редкость смирным.

— Прелестные у тебя знакомые, а враги так вообще загляденье. Нетерпится познакомиться с родителями, — весело констатировал Сиэль и совсем иначе закончил: — Дей?

— Он не тронет тебя, — с готовностью отозвался фэйри и, будто в доказательство своих слов, прижал его сильнее.

— Тронет, еще как, ты же видел его глаза. Раны залижет, злобу подкормит и вперед, — пальцы в его волосах замерли, и Сиэль выдохнул еле слышно: — Но тебе не стоит переживать о моей безопасности.

— С каких это пор? Твой корогуш и трех секунд против Ши не выстоит, — сухо произнес Дей, а Сиэль затаил дыхание, ощутив, как дрогнули обнимающие его руки.

— Его в расчет и не беру. Почти. Есть еще кое-что, просто я надеялся, что мне больше не придется вспоминать об этом. Но теперь… Поверь, без защиты я не останусь. Да и тебя позову в крайнем случае, не так ли?

— Лучше не в крайнем. Мне не хотелось бы остаться должным Гробовщику еще одну услугу.

К счастью, улыбка Сиэля осталась незамеченной.

— Конечно, — абсолютно серьезно кивнул он. Пальцы фэйри, явно живущие своей жизнью, аккуратно поправили его шарф, укутывая шею, и снова зарылись в волосы. — Было бы весьма неудобно.

— Вот именно.

Дей чуть отклонился назад, вынудив встретить его взгляд, и придирчиво осмотрел Сиэля, после чего заключил:

— Ну, теперь хоть до дома доберешься. Постарайся не засиживаться в своей библиотеке и выспись. А еще лучше, покинь город. Можешь?

— Могу. Но не буду, — мотнул головой Сиэль. — У меня в этом деле свой интерес, Дей, — заметив недоуменный взгляд фэйри, он примиряюще добавил: — Потом расскажу. Ограничений на разговоры по этой твоей связи ведь нет?

— Нет, но не обещаю отвечать сразу. По крайней мере, сегодня ночью: Королева едва ли согласится ждать снова. И без того разговор обещает быть несколько… утомительным, — пренебрежительный тон не обманул Сиэля: он поежился, в красках представляя, каким на самом деле будет этот разговор. На ум почему-то пришли все когда-либо слышанные байки о беспрецедентной жестокости темных по отношению друг к другу.

Хотелось сказать что-то — успокоить, приободрить, убедить, что все закончится благополучно, — но он знал, что любая попытка покажется слишком откровенной. Поэтому просто расцепил руки и, освобождаясь от объятий, на мгновение сжал предплечья фэйри, выражая безмолвную поддержку.

Дей, как ни удивительно, его понял — багряные радужки потеплели.

А потом сказал:

— Пора.

И тьма, как-то сразу неотвратимо опустившаяся на землю, развернула позади него чернильную воронку перехода. Почти такого же, как тот, из которого Дей в свое время выпал.

Он взглянул на Сиэля, словно стараясь запомнить его до последней черточки, мягко улыбнулся:

— Не прощаюсь. Береги себя, Сиэль, — и шагнул спиной назад, прямиком в воронку.

Сиэль, как завороженный, потянулся следом и, прежде чем лицо фэйри скрыла темнота, прошептал:

— И ты себя. Пожалуйста.

Тьма поспешно схлынула, выцвела, втиснулась в рамки обычной ясной ночи в человеческом мире. В ушах Сиэля вновь щелкнул переключатель: разом вернулся и шелест листвы, и шум ветра, и смазанный гул людских голосов.

Он покачнулся от неожиданности, но устоял. Прикрыл глаза, заново привыкая осознавать себя по эту сторону, а после обернулся на укрывшее его дерево.

Платан был старым, красивым, но совершенно обыкновенным: с золотистой листвой и гладкой, почти как человеческая кожа, корой. Ничто не говорило о том, что в нем живет дриада. Кроме, возможно, возраста.

Сиэль помедлил, но все же подошел ближе и, приложив ладонь к стволу, прошептал, не дав себе передумать: «Спасибо за помощь».

Несколько секунд ничего не происходило, а затем кора потеплела и до него донеслось еле слышное: «На здоровье, ребенок».

Выйдя за ворота Беркли-сквера, Сиэль перестал улыбаться.

Этим вечером он вблизи увидел, как открываются переходы в мир фэйри. Но если у Дея он был стандартным, подпитывающимся от пыльцы и личной Силы Королевы, то Эльмар использовал совершенно иной источник. И того мига до полного закрытия хватило, чтобы разглядеть, какой именно.

Аляповатое красное платье, тонкие запястья смуглых рук и сверкающий лиловой звездой амулет на шее — Ева была достаточной причиной для того, чтобы остаться в городе и сыграть в увлекательную и смертельную игру под названием «Поймай Высшего на живца».

***

Стылый бархат темноты развеивался не спеша: первым под ногами Дея проявилось кипенно-белое полотно мраморных плит главной залы. Этот цвет, неуместный, казалось бы, в самом сердце Неблагого Двора, да еще в таком количестве, на деле был подобран неслучайно: Королева любила сочетание белого с алым, потому плиты редко оставались чисты.

Следом, в кружащейся тьме выросли далекие угольные стены. Припорошенные хрупким инеем, они переливались в отраженном лунном свете тысячей разноцветных огоньков. Изумительное зрелище, если забыть, что неосторожное прикосновение к ним вызывало истощающие галлюцинации.

Наконец след от воронки перехода истаял. Дей медленно обернулся и, не поднимая головы, двинулся вперед, краем глаза по привычке отметив, что зала пуста. Это радовало: публичные наказания были, как правило, более длительными.
Чем ближе он подходил к трону, искусно вырезанному из цельного куска обсидиана, тем холоднее становилось. Он знал, что на первой из трех ступенек дыхание будет вырываться клубами пара, а на второй — смерзнутся ресницы. Пребывание же у трона само по себе служило отличным наказанием — мертвенный, неестественный холод помимо тела сковывал Силу. Он остановился в двух шагах от первой ступеньки.

Колени послушно подогнулись — Дей в свое время очень хорошо уяснил порядок действий, выражающих его покорность. И ненавидел их всей душой.

После необходимой секундной паузы он почтительно произнес:

— Темной ночи, Выше Величество.

Со стороны трона послышался негромкий смешок, и теплый, как тающий снег, голос насмешливо ответил:

— Ну здравствуй, племянничек. Долго же ты добирался домой.

@темы: Чары, Себэль, Kuroshitsuji

URL
Комментарии
2015-12-31 в 13:34 

Other Side
Новая глава!:inlove:
Одни нетипичные, другие - дефектные, как с такими нелюдями жить вообще?:rotate: Эльмар радует, качественного психа в каждый фендом, фик и далее по списку)) А "досмотрелся" вообще умилило. И да, моя хищная сторона радуется, что кому-то сейчас попадёт;)
С Новым Годом, Каспий. Удачи и вдохновения на весь год - с избытком:nechto:

2015-12-31 в 13:35 

de_maria_na
Окукливание по любви / Плавать по морю необходимо, жить – не так уж необходимо.
S. Kaspij, ура! продолжение!
спасибо за заряд позитива, заботливого Себастьяна, замечательную дриаду и милого Сиэля! :red:
С наступающим!:wine:

2016-01-01 в 22:41 

kolokos
Loneliness? What is it? Something tasty?
Спасибо за новую главу, приятный подарок на Новый Год :inlove:
С Новым Годом Вас, автор и дальнейшего Вам вдохновения :flower:

2016-01-05 в 06:49 

Энгъе~
Feuer tanz
Ура! Ура! Ура! Спасибо за главу!!!)))))) Это чудесный подарок)

   

Et le ciel a mis ses ailes

главная